Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Categories:

Живём дальше Ч.26 События, которые описаны в этом тексте, происходили

События, которые описаны в этом тексте, происходили несколько лет назад. Конкретно этот период - два с половиной года назад.
Самое начало этой истории - здесь
Для тех, кто не читал - это очень много букв, и несколько разделов - "Откуда берутся дети", потом "Началось", потом "Живем вместе"

Часть 25 здесь
Я все больше приходила в себя, чувствовала себя легкой физически, и обретала форму. Купила себе новой одежды — яркой. Яркой одежды в моем гардеробе не было уже лет семь, да и тогда это был в основном монохром. Сейчас меня все больше тянуло на сложные цветовые сочетания, я нашла хорошую марку одежды, которую раньше назвала бы «вырви глаз», а сейчас это было ровно то чего просила душа. Сдержанно-ярко, да. Взвешенная экспрессия. Новые кофточки нужно было где-то выгуливать. Я с радостью откликалась на все предложения куда-то пойти и в чем-то поучаствовать. Предложений было не слишком много, но я радовалась тому что было — а что я хотела, если на пару-тройку лет забить на все кроме «ужасного дитяти», то вообще странно, что остались какие-то люди вокруг.
...
Декабрь заканчивался спокойно, девочка моя немного устала, я видела это, к концу второй четверти она обычно  «выдыхалась», но я не волновалась — начнутся каникулы, и все будет хорошо. В этом году она отнеслась к учебе более осознанно, занималась не «наскоками», а планомерно — я приписывала это отчасти общему взрослению, отчасти опыту кадетской школы, ну и теперь она стала избавляться от разных «иррациональных верований», были у нее такие — типа, во второй четверти она всегда учится хуже, а в третьей еще хуже, а уж в четвертой совсем плохо — раньше ей казалось что это «закон жизни». Теперь она пришла к выводу, что всё тут зависит от нее самой — как будет учиться, такие и будут успехи. Раньше она сетовала, что третья четверть слишком длинная, и она сильно устает. Теперь мы с ней решили, что длинная четверть — это преимущество, потому что есть время спокойно заниматься, а если и получишь двойку, то успеешь исправить. Много времени в твоем распоряжении. Детка сказала, что никогда так на это не смотрела, но такой подход ей нравится.

Настроение у меня было совсем уже новогодним, я покупала подарки, и новые гирлянды на елку, было хорошо и расслабленно, и в школу детям уже ходить не надо, а значит и я по утрам могу спать сколько захочу! За пару дней до нового года детку сорвало. Вот так, как все эти годы подряд — без причин, без смысла, без пощады. Злая-злая девочка, брызжущая «ядом», обиженная на весь мир, все отталкивающая и «разламывающая». Я все думала — что там такое у нее в голове, чего её именно на новый год переклинивает? В той семье, по ее словам, новый год проходил как-то не очень празднично, но в целом спокойно, никаких плохих воспоминаний у нее не было. Одиночество в детском доме? Но почему она «проваливается» именно на новый год, тогда уж скорее на день рождения могло бы. День рождения — праздник более «одинокий»...

Как бы там ни было, детка злилась, дулась, и сидела в своей комнате, мы с Младшей готовились к празднику, и в целом все было неплохо. Деткины закидоны меня и правда теперь волновали не сильно, настроение не портилось. Ну вот живет у меня такая зверушка, ну ядовитая, ну что же теперь делать. У меня вон водяные черепахи тоже живут, и я два раза в год вычищаю из их аквариума отходы жизнедеятельности, и ворочаю камушки на дне — приличные такие булыжники, разбираю и собираю здоровенный фильтр, это физически тяжело и пахнет не розами, и когда я их кормлю, милые зверушки кусают меня за руку, стоит только зазеваться, это реально больно и до крови, и что? Я же не жду от них добра, или пользы, или понимания. Да, мне нравится на них смотреть — у них на пузиках красивые узоры, и они плывут ко мне, когда я подхожу поближе.  И детка тоже периодически «плывет» ко мне... Короче, не раздражает она меня, и все. Ну просто у нее такая «фаза» - сидеть в своей комнате и злиться. Пусть сидит.

Наступило тридцать первое декабря, мы с Младшей чего-то готовили, или болтали, или просто валялись на диване и смотрели телек — спокойный, хороший, праздничный день, наполненный предвкушением, запахом хвои, огоньками и «давай сейчас съедим по кусочку тортика, все равно ночью его уже не захочется», а сейчас вот — в самый раз. Муж периодически спрашивал — что там со Старшей, я отвечала что знаю в целом столько же сколько и он, ну в смысле что она сидит в своей комнате, но по-моему это никому не мешает, чего он волнуется. Он интересовался — а может ее надо позвать? Надо — пойди позови, отвечала я ему, не понимая причин для беспокойства, - но по-моему вовсе и не надо. Обижать ее никто не обижал, доброго утра ей все пожелали, кушать звали — я специально сегодня следила, чтобы «все двери общения были открыты», в любой момент деточка имеет возможность сменить гнев на милость и присоединиться к домашней жизни.

Часа за три до полуночи муж снова заволновался — ну как же так, нам же за стол садиться, что же она там сидит, надо что-то сделать! Я искренне не разделяла его беспокойства, и мне казалось, что делать ничего не надо. Ну сидит человек. Может, ей нужно провести этот Новый год в одиночестве. Я вспоминала свою когдатошнюю подругу — у той, помнится, как раз на новый год подоспел экзистенциальный кризис, и мы ее звали в гости — отличные гости, душевная компания с интеллектом и юмором, и она поехала, но случайно или нарочно подгадала так, что бой курантов застал ее в поезде метро. Потом она говорила, что это оказалось ровно то что ей было нужно — этот пустой поезд, мчащийся в темном туннеле, и ее отражение в стекле, и она — одна во всем свете. Это нужно пережить, - говорила она, - хотя бы раз в жизни! Вот сейчас я и думала — может, детке нужно раз в жизни это пережить — не пойти на огонек, и не делать то, что принято делать, а сидеть мрачно в своем углу и, например, жалеть себя от души — уж всласть жалеть! Или еще что-то ей нужно, а может я все придумываю, и она ждет что ее позовут пять раз, а она придет опять недовольная, типа - «зачем-все-это-нужно», это ее любимая игра, «я-не-хотела-меня-заставили», а в любимые игры же приятно играть на Новый год. Как бы там ни было, это определенно было не мое дело. И вмешиваться в деткины экзистенции я не собиралась.

Муж поднялся к ней, о чем-то поговорил, спустился мрачный — "чего-то она не очень, но я сейчас попробую ее в норму привести, - сказал он, - я сейчас с ней математикой позанимаюсь!" Я воскликнула — не надо, а! Ну не трогай ты ее, не нужна сейчас математика, не поможет это. Отчего-то мне казалось, что не поможет, не станет она сейчас его слушаться, да и надо сказать, что «провальчик» у нее был не слабый, я там конечно напридумывала про экзистенциальный поиск, но вообще-то она была просто злая, и неприятная, и «тяжелая».

До меня долетали звуки речи, но я старалась не слушать. Может, опять мой дорогой супруг окажется в роли «мага и волшебника», почему бы и нет. И девочка сейчас спустится вниз из своей берлоги, просветленная, с порхающей улыбкой на устах и руками, полными подарков. Неожиданно сверху донеслась матерная брань — девочкина, неразборчивый крик мужа, и грохот. Я побежала наверх. В ужасе. Картина открывалась такая — посреди комнаты валяется стул, у детки подняты руки, в руках она что-то держит, а муж пытается ухватить её за запястья, они как будто дерутся, я присмотрелась — детка охаживает его коленями, пытаясь попасть в причинное место, он уворачивается, но рук не отпускает, оба что-то орут, детка теперь дергает руки вниз, сползает на пол, скорчилась в позе «таракан на спине», бьет ногами, а муж  пытается отнять у нее то что зажато в руках — книжку что ли... Я крикнула мужу - «отойди от нее!», он стал выкрикивать - «да она же рвет, она порвет!», я заорала «брейк!!», оба дико на меня оглянулись, на секунду расцепились и снова "сошлись" — да, неудачная была команда, я схватила мужа за рукав и потащила в сторону, подальше от детки.

Он опустился на стул, стал сбивчиво рассказывать - «я дал ей книжку, а она порвала!», глядя на меня снизу вверх, и я подумала — да он же чуть не плачет сейчас, его трясло, он был сейчас как ребенок лет пяти, он хотел хорошего, а злая девочка книжку порвала. Я подумала — да он сейчас в таком состоянии, в каком я бывала год назад, да все эти годы я в нем бывала, и только недавно научилась туда не попадать, или быстро выходить. Я знала, что в этом состоянии самое плохое — это чувство беспомощной вины, проваливаешься в какую-то яму, и всё очень плохо и непонятно, и обидно, и безвыходно. Я гладила его по плечу и говорила что все хорошо, ну то есть все плохо, конечно, но ничего ужасного, он хотел сделать хорошее, но что-то пошло не так, и не нужно себя винить, а нужно просто сейчас прервать ситуацию, просто выйти из неё, а подумать уже потом — сейчас мозг всё равно бесится. И что он хороший и ему не за что себя осуждать. Я старалась вспомнить — каково мне тогда было, когда я сама переживала эти «падения в пустоту», и пыталась найти слова, которые помогли бы мне самой — тогда.

Он продолжал объяснять — я слушала, просто чтобы дать ему выговориться, – ведь он был совершенно уверен, что сейчас все получится с математикой — всегда же получалось! – вот буквально пару задач они вместе решат, и детка включится в процесс, и само-собой придет в себя, и жизнь войдет в колею, и он принес какую-то очень хорошую книжку — это старая, хорошая книжка с правильными задачами! - восклицал он, и я думала, что он поделился чем-то для себя ценным, и сорвало его на этом. Детка стояла и смотрела, как-то недоуменно, и у меня мелькнула мысль что ее, наверное, тоже надо бы пожалеть, у неё свой провал, но вот это удивление в ее глазах... Ну да, сейчас не она - «главная героиня», вроде и скандал был, а закрутилось почему-то не вокруг неё.

Мы с мужем спустились вниз, сели на диванчик, еще немного поговорили, он все твердил — я хотел отнять у неё книжку! - и сетовал, что обложка совсем оторвалась. Я думала о том, что мы с ним поменялись ролями, и мне сейчас легко быть в роли «сильного», а с ним этот провал случился первый раз за все годы жизни с деткой. Получается, нет «однозначно правильных стратегий» - как говорится, и на старуху найдется проруха, и дело не в том что он «спокойный и сильный», а я «эмоциональная и слабая», да нифига подобного, мне сейчас легко быть сильной, и в свою очередь защищать его и поддерживать, я прошла этой дорожкой и нашла в себе эти источники силы, а вот интересно почему его именно теперь начало срывать, это же «парная механика», и у меня вдруг замелькали воспоминания — да так ведь уже было, вот когда я, например, начинала зарабатывать деньги, у него тут же случались какие-то сбои, мистика какая-то, одно время меня это даже пугало, а потом проблема отвалилась, потому что я просто забила на финансы и предоставила ему самому нести ответственность за эту сторону жизни. Проблема была интересная, но прямо сейчас об думать не хотелось совсем, может вообще все это случайности и совпадения, и опять мои мозги, склонные к аналитике, норовят загрузить себе «материал для размышления», нет уж, я подумаю об этом потом, а сейчас — Новый год!

Я отправилась смотреть телевизор и пить чай.  Младшая поинтересовалась — что там вообще происходило, я вкратце описала, она сказала - «понятно». Видно было, что ее все это никак не взволновало, ну очередная гнусная кутерьма, спровоцированная Старшей, было бы о чем думать, она уже сто раз привыкла.

За час до полуночи, проходя по коридору, я вдруг увидела Старшую — она спускалась по лестнице при полном параде — в лучшем своем платье, украшениях, причесанная и накрашенная. Я остановилась, ожидая, что она наверняка мне что-то скажет. Она и сказала — ну что, мы Новый год-то праздновать будем? - как ни в чем не бывало. Я взяла ее за руку, повела наверх, усадила, спросила — а ты с папой поговорила? Она удивилась — о чем? Я сказала — ну как бы это... ну у вас типа конфликт тут случился, не? Вроде что-то такое было, кто-то кого-то бил ногами, если я не ошибаюсь... Вроде ты его... и порвала чего-то там... Она было напряглась, я быстро продолжила — я не хочу ничего выяснять, но у вас произошла ссора, при  твоем активном участии. И получается, что за стол вы сядете в ссоре — а хорошо ли это? Она покачала головой — нехорошо. Ну вот, сказала я, было бы неплохо, если бы ты пошла и с ним помирилась. А то вдруг он не захочет с тобой за один стол садиться — ну ты, наверное, знаешь как это бывает? А я не захочу садиться за стол без него. Короче, хочешь праздника — сделай уже что-то хорошее. Она кивнула — да, поняла. Пошла мириться.

И мы сидели за столом как обычно, ели вкусное и пили шампанское — я не люблю шампанское, но на новый год это святое, непременно должна быть торопливо открываемая бутылка, и суета с бокалами, в которые кто-то уже успел поналивать  водичку - ну давай скорей, там еще другие есть! - и пена и пузырьки, и еще надо приоткрыть окно, чтобы «новый год влетел», и спор — будем мы выключать телевизор, или пусть себе поют, нет, ну это же слушать невозможно — да ладно тебе, они прикольные! А потом я размешиваю шампанское в бокале проволокой от пробки — чтобы ушли пузырьки, я их не люблю, а шампанское надо допить, чтобы сбылись все те желания, которые загадываешь.

Пролетает первое января — самый нереальный день в году, безвременье, назавтра мы едем в гости — к сестре мужа, сто лет не виделись, дальний загород, там у них там дача была когда-то, муж все тоскует по тем местам, и рассказывает как хорошо было собирать грибы и кататься на велосипеде, а сейчас тут коттеджи, но от леса все равно много чего осталось, хотя конечно не так как в детстве. У меня был свой шкурный интерес — золовка за год сбросила тридцать килограммов, как набрала двенадцать лет назад после родов, так все это время и мучилась, и отдавала должное волшебным таблеткам и прочим пугающим снадобьям, и к очередному ее «открытию» я год назад отнеслась с привычным скепсисом, и конечно результат меня ошеломил и вдохновил, еще бы, она с восторгом рассказывала по телефону, что все старые школьные джинсы теперь её, и даже немножко великоваты. Я последние пару лет была озабочена лишними пятью, в целом мне это даже нравилось — всегда есть тема для разговора, и можно обсудить салатики и посмеяться над теми кто худеет на сухофруктах, лишний вес — неисчерпаемый социальный кладезь, хочешь завести верных и трепетных друзей — спроси кто что ест на завтрак.

Золовкин пример вдохновил, и диета была из разряда — кушай много и худей на здоровье. Безуглеводная. В целом набор разрешенных продуктов совпадал с тем, что мне было предписано гематологом, так что я решила совместить приятное с полезным, и пошла проверенным путем. Хозяйка наша на сегодня сулила волшебные блюда, приготовленные по всем правилам исповедуемой диеты — наедаешься от пуза и «ничего тебе не будет». Ну, кроме удовольствия. Я думала — это же несбываемая мечта человечества, одна только радость и прогресс, и никаких подвохов! Подвохи на самом деле были, но для меня приемлемые. Мы ели курочку, и какие-то салаты, и голубцы, и — о боже, я не могу столько жрать, даже во имя похудения!

Мои девочки тусовались с двоюродными — близнецы того же года рождения что и моя Младшая. Младшая с сестрой, Старшая с юратом, все довольны и счастливы, всем интересно и весело, и можно пойти погулять, очень скользко, но зато какая природа! А во дворе собаки, алабаи, молодой мальчик в вольере, и старушка — выбегает и лает, страшные они на вид когда скалятся, я их не боюсь, просто знаю, что не надо к ним соваться, там один хозяин — царь и бог, а остальные — чужаки, и их только терпят. Сестра мужа объясняет — собака старая совсем, силу теряет, и от этого больше старается, лает на кого надо и не надо, видимо пытается показать что она еще ого-го и все может. Я вздыхаю — я люблю собак, больших, и когда-то мечтала кавказца завести, или двух, а еще хорошо бы бернского зенненхунда, ну про овчарку я даже думать боюсь, до сих пор слезы на глазах когда вижу похожую на мою Брунгильду.

Последние годы всерьез не думала, куда нам собак, собаке нужны стабильность и покой, а покой нам только снится пока что. Такс наш приблудный старенький был, умер давно. Дворовая Нюра, бегала-бегала, характер показывала, да и убежала как-то и не вернулась, не то заблудилась, не то увел кто-то - уж очень хороша была, дворняга-дворнягой, а пушистости необыкновенной, но ума небольшого, могла пойти с кем угодно из выпендрежа, кто знает, жива ли... Были еще приблудыши — одного на конюшню пристроили, второй был актер и красавец трехногий, как я потом поняла — местная достопримечательность, завоевывал сердца «на раз», и в дом его брали все кому он в глаза заглянул, и имя давали, он ел и спал, и уходил всё с той же улыбкой, и бегал по нашему перелеску, а на столбах то и дело появлялись объявления - «если кто видел Мишу!», «если кто видел Боба!» - и фотография его морды, а морда-то поперек себя шире, полу-ротвейлер. Еще как-то мопса подобрала, чистопородного, сидел посреди леса, один одинешенек, смотрел на дорогу, тут все просто было — посадила на поводок, пошла по делам по району, молодой человек в трусах и в пене догнал — девушка, а вы точно такого же не видели, мать потеряла, рыдает! Я ему поводок отдаю — берите, это ваш! – он сначала не понял, потом обалдел от счастья, спросил куда иду, и прибежал туда в костюме и с суммой денег в благодарность — смех да и только, но вообще понятно, конечно, собака член семьи, если бы моя овчарка вдруг пропала, я бы с ума сошла.

От мужниной сестры домой вернулись довольные, Старшая в особенности, ей всегда нравилось с младшими мальчиками играть, и с двоюродным они общий язык находили, и тетка, конечно, подарками завалила, и мне случайно досталось — уж очень мне понравился зверь, который за тобой слова повторяет, та его мне и отдала — развлекайся, у нас на заправке продаются, я себе завтра еще куплю! На следующий день еще куда-то в гости отправились, все хорошо, и зима хорошая, снежная, и дома елка с огоньками, и скоро Рождество, мы вертепчик наш ставим, и мир и покой царят вокруг. Через пару дней занялись хозяйством, прибрать что-то надо, простирнуть-погладить, и у Старшей какая-то кучка завалялась, я уж перед Новым годом ее не трогала, куда там было, ну а сейчас все в порядок быстренько приведем, все обсудили, обо всем договорились, дел-то всего часа на два, ну на три, и можно дальше отдыхать.

Старшая гладит — и ведь неплохо у нее теперь получается, в одно время кричала что «вообще не умею» и «кто это придумал», а сейчас вон как бойко утюгом водит! Да, сложная штука попалась, простыня с резинкой, ее надо эдак повернуть, давай я тебе покажу, ну смотри — вот так! Да нет, не так — вот так. Вдруг швыряет. Ну чего ты швыряешь-то, сейчас все получится, в первый раз что ли чего-то не получается? «Я-не-буду-гладить, - говорит она, - я-пойду-жить-в-детский-дом». Чегоооо?

«Ты меня тут гладить заставляешь, - зло говорит она, - я не буду с вами жить, я пойду в детский дом». "А, - говорю я, - ну оно конечно». На самом деле сказать мне нечего, да, я в курсе, это такая тупая шутка, которую ты уже повторила пятьдесят раз, никому не смешно. «Ну и что, сказало злато, ничего, сказал булат, ну иди, сказало злато, и пойду, сказал булат», классики помогают, вот особенно Алексей Константинович, Козьма наш бессмертный, всегда был со мной. «Я пойду в детский дом», - повторяет детка. «Ну иди», - говорю я. Она выходит из комнаты. Снова приходит, снова бубнит что-то про детский дом, я ей предлагаю — ну ты заявление что ли пока напиши, думаю — может, пока писать будет, схлынет с нее. Через несколько часов приносит заявление, надо же, я уж забыла, а она вон старалась, выписывала, первые строчки ровненько, потом как-то сбилось, но ничего так, от души. Я читаю, посмеиваюсь, говорю — ты причину-то укажи, а то непонятно, чего тебе в голову взбреднуло. Ну не могу я уже серьезно все это воспринимать. Уходит, потом приносит, написано - «потому что мне не нравятся правила». Ну ладно. Спрашивает — что дальше будет. Я отвечаю — да ничего. Кончатся каникулы, отнесешь в опеку, пока оно у меня полежит, я тебя поняла. Уходит.

Дни идут, я занимаюсь своими делами, читаю книжки и чего-то пишу, мы с Младшей смотрим кино или гуляем, детка ходит как ни в чем не бывало, тоже что-то свое делает, ничего особенного, мне с ней особо общаться не хочется, я думаю — это что, был способ избежать домашних дел? Устроила такой вот афронт, от неё и отстали, кому охота нарываться? Уж не мне точно. В целом, все логично, хочешь чтобы от тебя люди отстали, кинь в них камнем — отвяжутся точно. На Рождество вместе едем в церковь, поедет ли Старшая меня не волнует, а муж вот проявляет активность, спрашивает у нее что-то, потом пересказывает мне, ну поедет и хорошо, мне пофиг. Утром все вместе садимся за стол, кулич и пасха, и еще что-то вкусненькое, я не ем, я на диете, а пасху готовила, я люблю ее делать, и у меня есть старинная формочка, кто-то из моих предков из дерева вырезал, каждый раз когда туда творожную массу утрамбовываю, думаю про связь времен.

Каникулы заканчиваются, детка ходит то злая, то вроде ничего. Надо будет подумать как бы все это разрулить, потому что при всем моем равнодушии есть чисто житейская задача — она живет в моем доме, и я не могу согласится с ситуацией, что она живет тут на правах «дорогого гостя», она член семьи, и часть домашних обязанностей — её. Поговорить я с ней пыталась, она возмущенно сказала, что "та простыня была не ее, и почему ее заставляют гладить чужое", я хмыкнула - чужое, ага. Можно подумать ты свое все гладишь, и за собой убираешь, свое отстирываешь, хозяюшка ты наша". Она бубнила словно не слышала - она все для себя сама делает, все-все, а теперь еще и за всех заставляют! Это было противно и нелепо, но у меня не было запала ни для споров, ни для вдумчивого воспитательного процесса. Я махнула рукой - потом разберемся. Где тут чье и кто кому чего должен.

В первый день учебы неожиданно звонит ее классная руководительница, сначала я думаю, что это что-то по делам родительского комитета — четверть началась, опять какую-нибудь туалетную бумагу покупать, или тетради, или еще чего нужное. Та спрашивает как у нас дела, и как прошли каникулы, я отвечаю что спасибо, хреново, если говорить про девочку, потому как она опять было задурила, но сейчас вроде уже и ничего. Потом спохватываюсь — а почему звоните, что-то случилось? Мелькает мысль, что детка чего-то в школе учудила, или может таки пошла в опеку и заявила о том что не хочет жить в семье, и там уже что-нибудь закрутилось?

Классная говорит — случилось. С утра прибежали девочки, одноклассницы Старшей, и сказали, что во время каникул девочка написала им в контакте, что ее дома заперли в комнате, морят голодом и бьют. Они рассказали родителям. Родители сказали что надо идти в полицию. Девочки пришли к классной руководительнице — «они ведь с ней в хорошем контакте, они всегда ко мне с проблемами прибегают, – добавила она, – и я им сказала мол, погодите, я сама выясню что там и как, я же знаю эту семью, и девочку мы все знаем, – тут она слегка прихмыкнула, – давайте сначала выясним». «Ух ты», - сказала я. Полиция. Бьют. Заперли. Морят голодом. Ах да, еще — хм, забавно, - хотят отдать в детский дом. «Вы её били?» - спросила классная руководительница. «Нет, - честно ответила я, - я её не била. Её никто не бил. И комнаты у нас не запираются. И кушала она хорошо, и мяско, и супчик, и все остальное, и в ресторан мы вроде ходили, и деточка очень хорошо кушала пирожное, помимо основных питательных блюд. И дома у нас холодильник в открытом доступе».

Я зависла. Я говорила спокойно, и даже немного подшучивала над ситуацией, но уже понимала, что это — удар. Я пока просто не пускаю его в сознание. Потому что если пущу, то меня сейчас вырубит. А мне нужно разобраться, что к чему. Я стала подробно рассказывать классной всю цепь событий — и чтобы она знала что там было на самом деле, и еще мне хотелось самой проговорить все — мне нужно восстановить, утвердить реальность, мне сейчас предлагают искаженный вариант, это очень серьезное обвинение, но это неправда. Я изложила все начиная с последних дней прошлого года — вот детка дурит и злится, вот муж хочет привести ее в позитив, вот они сцепились — я рассказала о порванной книжке, и как он держал детку за руки, и как она выворачивалась и упала на пол — нда, это пожалуй самый сомнительный эпизод, собеседница тут же спросила — он ее ударил? Я четко ответила — нет, этого не было. А вот она его — да. Если ему и можно что-то «вменить», то вот крепко за руки схватил. Всё.

Я рассказала как нормально и даже душевно отметили Новый год, и в гости ездили, и подарки, и вообще все хорошо, и дальше — эпизод с этой простыней на резинке, которую детке не хотелось гладить, и «уйду в детский дом». Я спросила — а когда она написала все это девочкам в контакте? Какого числа? Классная ответила, что точно не знает, но похоже что в последний день каникул, потому что девочки явно переживали прямо сейчас, это «свежее». Я спросила — так кто-то ходил в полицию, или как? Та ответила — вроде пока нет. Но вы понимаете, они же могут пойти.

Потом мы помолчали, а потом она сказала неожиданное. «Вы же знаете, я всегда за мир в семье, и за терпение, и за то чтобы понять и найти подход. И я вам всегда это говорила и вас в этом поддерживала. Но сейчас мне кажется, что.... может, и не надо? Вы понимаете, вы же очень сильно рискуете. Вы понимаете, что за свое терпение можно очень сильно поплатиться. Вы вообще подумайте, - сказала она, - может, это тот случай, когда ничего не поделаешь. Я вас пойму, если вы решите с ней расстаться. Потому что я не хочу плохого вашей семье, а все это может обернуться очень неприятно». Спросила меня, буду ли я разговаривать с деткой. Я ответила, что пока не знаю, потому что просто не представляю — что я могу ей сказать. Она ответила, что понимает, пожелала мне душевных сил. Мы распрощались.

Я подумала — наверное, все произошедшее ужасно, если уж наша выдержанная, многоопытная, мудрая классная руководительница допускает, что с девочкой надо бы расстаться — и почему! Потому что семья в опасности. Прикольно. Нда, а мозг-то мой стеной стоит, я вообще ничего не чувствую.

Я стала думать. «Почему и зачем» в мозг пока не проходили, мысли были конкретные. Первое — вопрос с полицией. Предположим, родители девочек все же обратятся в полицию. То есть классная с девочками конечно, поговорит, но ведь она тоже, строго говоря, не «свидетель», она со мной пообщалась и сделала свои выводы, но я вполне допускала что она может оставить долю сомнения, и я бы ее за это не осуждала — она имеет на это право, если не обязанность. Так что есть вероятность, что полиция будет. И что тогда — тогда будем разбираться. У меня совесть чистая? Абсолютно. Детка написала правду? Нет. Ну вот из этого и будем исходить. Пожалуй, самый неприятный исход — она-таки отправится в детский дом, после продолжительного грязного скандала. Младшую придется переводить в другую школу. Окей, тут все понятно, покупаем противогаз и проходим через эту вонючую канаву.

Дальше. Моя репутация. Я хожу в эту школу регулярно, я — родительский комитет. С девочками мы здороваемся, раньше, первый год, они ко мне обниматься кидались, потом как-то одно время сторонились — видимо, детка не отказывала себе в том, чтобы порассказать чего заливистого, - я это видела, мне было неприятно, но поделать я с этим ничего не могла, просто продолжала здороваться, и все. Последнее время они опять стали улыбаться, ну а теперь... Ладно, это проблема второстепенная, чего сейчас об этом думать, тут вообще не знаешь куда дело повернет, если обойдется, будем восстанавливать репутацию и выяснять правду как она есть, ну а если пойдет по худшему сценарию, то все подробности станут известны сами собой. Окей, забили пока.

Детка. А что детка? Я попыталась осторожно подумать о причинах ее поступка. Ну, например, это у неё «пружина» сработала. Ну, она же выступила про детский дом, и написала это заявление, и я ей сказала чтобы шла в опеку и там объяснялась. Ну вот она, возможно, сидела и думала как она туда пойдет, и что там будет говорить, а сказать-то нечего, вот и родилась у нее эта история — а чо, выразительно, веская причина объяснить, почему она в детдоме окажется.

Я думала, что есть же такой «эффект перевертыша» - такое мощное вытеснение нежелательных для себя мыслей, когда у человека буквально другая картинка в голове встает, подмена реальности, так бывает. То, что сделал он сам, «перевертывается» в то что якобы сделали ему. Я думала, что этот вариант был бы печален, если говорить о психическом здоровье детки, и в эту сторону мне пока думать не хотелось. Так, что тут важно — важно будет понять, как она сама все это воспринимает. Ну то есть если она понимает, что ничего описанного не было, это одно. Если же сама верит что все это было — это уже плохо. Тогда без больнички не обойдешься. Ок, это задача важная и первостепенная, но я пока сама понятия не имею как за это взяться.

Я позвонила своей подруге - коллеге, детскому психологу, той что была в целом в курсе нашей жизни, и полгода назад поддерживала меня в том чтобы расстаться с деткой. Рассказала ей ситуацию, мы застряли на подробностях, одно цепляло другое, и у нее свои примеры из жизни. Когда обсуждали эпизод с «дракой» и порванной книжкой, она сказала — ну ты что, ну он же мог с ней справиться, есть такой специальный захват, его для детей применяют, если те буйствуют! Я не знала, плакать или смеяться — ага, захват, ты вообще соображаешь что говоришь, вот если бы он ее еще и «захватил», что она написала бы в своем поганом контакте? Что ее хотели сбросить с крыши?  Та призадумалась — "Думаешь?  Впрочем, да, от нее всего ожидать можно. А захват-то хороший, я тебе как-нибудь покажу, мало ли, пригодится!"

Про «подмену реальности» она сказала, что это дело обычное, и что ничего страшного тут нет, конечно той приятно думать что это ее обидели, а не она сама обидчик, а мораль у девочки отсутствует, и вот это самая большая беда — мораль плохо "нарастает". Она говорила что-то еще, мне становилось легче, да мне и не было особо тяжело, все это не успело ударить, и несмотря на мои оживленные разговоры, всё шло как в замедленной съемке — как будто на меня катится этот ком, но как будто еще и не докатился. Я думала — как странно, всё уже произошло, а мне кажется, как будто — нет.

Детка пришла из школы, и я поняла, что не хочу ее видеть. Не то что активно не хочу, но меня бы устроило, если бы она просто испарилась из моей жизни. Так — раз, и нету никакой девочки, и не было никогда. Я не имею никакого желания с ней разговаривать, я не знаю о чем, я не имею желания ее видеть, я вообще не имею желаний. Только одна - как-то все отменить, и чтобы было так, как будто ничего не было...


                                                                                  Продолжение следует

источник - tatiana_gubina 
[0 ссылок 64 комментариев 5401 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: tatiana_gubina
Subscribe
promo topbloger november 1, 2020 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments