?

Log in

No account? Create an account
О монстрозности русского народа. Мой тюремный опыт. - Самые обсуждаемые темы блогосферы [entries|archive|friends|userinfo]
Самые обсуждаемые темы

[ website | ТОП30 - рейтинг блогосферы ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| ТОП30 - рейтинг блогосферы Разворачиватель комментариев ]

О монстрозности русского народа. Мой тюремный опыт. [июл. 26, 2018|07:40 pm]
Самые обсуждаемые темы
[Tags|]

Намедни довелось прочитать у одного журналиста, которому в целом симпатизирую, ценя и гражданскую позицию, и публицистический талант, заметку, суть которой сводится к следующему. Что для понимания этой страны, то бишь России, нужно побывать в тюрьме или в армии. И тогда станет ясно, что из себя представляет её народонаселение. А представляет оно из себя конченых отморозков, которым просто нравится унижать, избивать и мучить других людей, для них это совершенно рутинное дело, потому что вот и этого журналиста, когда он был в Российской Армии, били чуть ли не по десять раз на дню, порою зверски и с особым цинизмом.

Я же сказал бы, что такое воззрение — один из главных столпов вот того режима, который мы имеем сейчас. Ибо вот есть человек, вполне приличный, сознательный, вполне современной культуры и, можно сказать, цивилизованный. Его друзья, соседи, его коллеги, практически все, кого он знает — в принципе такие же, за исключением каких-то явных маргиналов.

Но при этом он уверен, что ему просто повезло с окружением. А так-то эту страну населяет вот некая тёмная звероподобная быдломасса, которой дай только волю, так она выберет себе в лидеры то ли фашистов, то ли коммунистов, и вообще устроит сплошной хаос и погром, в очередной раз. Как в семнадцатом — только ещё хуже. Поэтому — пусть уж лучше будут те крысы, какие есть во власти сейчас, которые умеют разводить эту быдломассу на «поцреотизм» и таким образом держать в узде. А эти крысы, соответственно, получают возможность подмигивать: «Ну, господа, вы же понимаете, что во все времена в этой России правительство - «единственный европеец». А народишко-то — ужас и мрак».

Что ж, даже в целом приличные люди порой бывают быковаты, а порой жестоки. И я не беру сейчас в расчёт явно патологические случаи — нет, речь о в целом приличных, местами даже неплохих людях, которые порою совершают действительно не очень красивые поступки. Унижают ближнего своего (которого, впрочем, не считают таким уж ближним), избивают, пытают.

И я рискну сказать, что причина такого поведения — в психологической слабости и неуверенности в себе. То есть, человек боится, что если не покажет свою жёсткость — его сочтут слабаком. А на дипломатические свои таланты — не особо рассчитывает.

Почему в армии деды прессуют и чморят духов (сейчас меньше, когда срок сократили до года, но всё же)? Да потому, что с тех дедов, гласно или негласно, требуют, чтобы они как-то «пообтесали» новобранцев, чтобы поменьше было детского легкомыслия и косяков в обращении с небезопасными военными игрушками (за что придётся отвечать всем), но как реально дрессировать молодняк — они не знают. Они сами только числятся «сержантами», а так-то — двадцатилетние сопляки против вчерашних школьников. И при этом у них есть подозрение, что если быть слишком добренькими — то эти школьники просто сядут на шею.

Почему фсиновцы на зонах иногда позволяют себе какие-то уж запредельно «гестаповские» штучки по отношению к зекам? Да потому, что есть вот осознание, что вас несколько десятков человек против сотен весьма опасных и непредсказуемых асоциальных элементов, собранных в одном месте. И некоторым фсиновцам кажется, что если этих арестантов не закошмарить, если спускать им с рук хоть малейшее неповиновение — то их, охрану, могут просто порвать.

Но при этом, конечно, порою некоторые люди, не будучи профессионалами в деле применения насилия, но желая себя считать очень крутыми и страшными, начав кого-то прессовать — входят в раж и не могут вовремя тормознуться. Что приводит к таким эксцессам, что они сами на зонах порой оказываются. И ведь знают о такой возможности — но всё равно увлекаются, заходя далеко за пределы разума.

И это нужно понимать. Что Россия, Московия — это такая страна, где исторически большинство людей чувствовали себя довольно слабыми и неуверенными в себе. Ибо даже какой-нибудь думский боярин никогда не мог знать, в какой момент самодержцу стукнет в голову отправить своего вельможу на плаху. Да и самодержец не знал, реально ли бояре мутят против него заговор, или показалось — но на всякий случай надо проявлять суровость и беспощадность.

Ну и естественно, эта атмосфера невроза пронизывала общество сверху донизу. И это одна из причин, почему пора уже закрывать к чёртовой матери этот провальный проект «Московия — Третий Рим». Да он, собственно, всё менее и востребован у современных русских — потому так и бесятся всякие Дугины да Кургиняны, потому и попробовали разжечь новый костёрчик великодержавного психоза, с этой антиукраинской авантюрой, но получилось, на самом деле, убого и жалко.

А так-то в принципе современные русские, в большинстве своём — вполне нормальные цивилизованные люди. Ну, хмуроватые (по европейским и американским меркам). Ну, кое-где — бывают слегонца ебанутые. Особенно, когда на грудь примут. Ибо «веселие Руси есть много пити», поэтому иные самонадеянные молодые (и не очень молодые) люди считают, будто умеют пить. Хотя на самом деле — умеют ужираться в хламину, после чего ведут себя не очень адекватно. Это есть, этого не отнимешь.

Но в целом вот даже те компатриоты, которые как бы должны считаться «буйными» - зачастую очень милые люди.

На зоне я не сидел, врать не буду. А в СИЗО — да. Почти четыре месяца на Бутырах в середине девяностых. Я, помнится, рассказывал эту историю. Но повторю подробнее.

На одного нашего подкрышного банкира наехали довольно серьёзные люди и устроили довольно грамотную подставу его восемнадцатилетнему сынку. Подложили небесталанную шалаву, страстная ночь — а наутро она кидает заяву об износе, снимает следы близости, как положено, и — исчезает. А банкиру намекнули, что если отдаёшь такой-то актив, по символической цене — девка проявится и даст новые показания, что перепутала. Что ей только показалось, будто её снасильничали.

Парнишку этого, Дениса, запирают в СИЗО. Под подписку — не получилось. Следак принципиальный попался. Говорит: «Где девка-то? Вы чего её, грохнули?» - - «Нахрена её грохать, когда она — единственная палочка-выручалочка, если показания изменит. А так-то, мы же понимаем, что по первой части возбуждается оно только по заявлению — но дальше уже идёт самоходом» - - «Тоже верно. Но, тогда, возможно, ему, этому парню, чего-то ещё захотят сделать. Пусть посидит лучше — и подумает о превратностях случайных связей».

А папа — весь на ушах. Он-то ведь «знает», что если на тюрьму с такой статьёй заехать — так сразу вся камера Дениску и оприходует.

На самом деле, вообще-то, нет. Да, износ — немножко неудобная статья, но все понимают, что бывают и подставы. Да и вообще, СИЗО — не зона. Там — люди дожидаются суда и обычно их немножко так интересует, сколько они всё-таки получат. Поэтому творить половое насилие над сокамерником — это риск повесить на себя 132, сексуальные действия насильственного характера, в форме мужеложества, а вот с такой статьёй на зоне действительно может быть немножко дискомфортно. Особенно, если малява придёт, что по беспределу опустили честного пацана.

Нет, конечно, в разных местах может быть по-разному, но вот что я видел, один раз, когда действительно мутного типка доставили, вроде как совратителя малолеток, о чём уведомили общественность по радио, — положенец просто встал и объявил: «Минутку внимания, джентльмены. У этого человека — ничего не брать, ничего не давать, лишних разговоров не разговаривать. Это вот такая рекомендация».

И я даже не знаю, считать ли, что его «опустили» - но вскоре его перебросили из общей на «тройник» с кумовскими.

Но Денискин батя, конечно, очень переживал, поэтому, хотя мы и так за него впрягались, чтобы разрулить ситуацию, попросил меня лично, как друга семьи, sort of, присмотреть за сынком на киче. А за неудобство — по двадцать косарей в месяц. Это было даже больше моей тогдашней зарплаты, хотя и она сохранялась. Я легко убедил своё начальство, что спокойствие подкрышных — дороже всего, и если от меня требуется «командировочка» на кичу — то чего б и не обрести такой опыт.

Технически — разумеется, никаких сложностей не было, чтобы мне заехать именно в ту хату, куда надо и когда надо. Да тогда Бутыркой рулил небезызвестный Орешкин, героический боевой офицер — но при этом не сказать, чтобы педант в соблюдении правил. Тогда на Бутырку воры заходили, как в гостиницу, арендовали камеру и устраивали свои сходняки. Но нам-то договориться с тюремной администрацией — и в какой-нибудь Норвегии труда бы не составило. Мы же — не воры, мы благородные пираты.

Я зашёл на хату раньше Дениса (который пока на тройнике был), вполне нормально зашёл — нормально приняли. Поговорил с положенцем, обрисовал ситуацию, как есть.

Причём, положенец — такой занятный пацанчик. Девятнадцать лет, и как бы по разбою. «Да вот иду по улице и думаю: а почему бы не зайти в этот подъезд и не обуть кого-нибудь? Ствол есть — ума не надо. Ну, дурак, ещё и пыхнул» - - Следак: «Вот прямо так с улицы — и целенаправленно к квартире на шестом этаже?» - - «Да говорю ж: дурак. Ещё и по обкурке — знаете, какие приморочки бывают? Вот именно на шестом этаже, думаю, точно деньги должны водиться».

Ну, естественно, он состоял в группировке, вышибал конкретный долг — на чём его и приняли с волыном. Но — никого не сдал, и ему потом вообще на бакланку и условку вытянули.

А так — ну были люди по кражам, грабежам, вымогательствам. Один — как бы по мокрой, но то ли аффект, то ли пределы превышения. В целом — публика, конечно, не очень законопослушная, но вполне... договороспособная (во всяком случае, в трезвом виде, какой обычно бывает в СИЗО).

Я, разумеется, не косил под «блатного», пальцы не топырил, просто сказал, что вот из охранного бизнеса как бы, попросили приглядеть за пареньком.

Этот Рома, положенец: «Банкирский сынок, говоришь? То есть, «праздник к нам приходит»?»

«Ну а то! - ставлю на шконку пакеты со всякими вкусняшками. - Сейчас телик ещё притащат».

Между тем, мои коллеги решали этот вопрос с банкиром и теми, кто на него наехал. Это оказались наши старые знакомые из довольно влиятельной и в целом вменяемой ОПГ. Они не знали, что он под нашей крышей — иначе бы не сунулись. Даже возмущались: «Чего он сразу-то визитку вашу не дал?»

Наши: «Ну, теперь-то к делу не относится. Так где эта девка? Вы уверены, что вы её не... того?»

Они: «На кой бы болт? Она нам живая и говорливая нужна была, чтоб сынка с крючка снять. Только тогда отжим этот имел смысл. Но она реально бабло за работу взяла — и свинтила с концами. Мы сами ищем».

В общем, пришлось припотеть, чтобы её найти. Все заходы на следака вроде: «А вот придёт её подруга и скажет, что та ей звонила и говорила, что подставила, кажется, парня, а теперь кается, но боится нос показать» - без толку. «Не-не-не. Есть экспертиза, что близость имела место» - - «Но характерных следов износа — экспертиза ведь не выявила?» - - «А не важно. В заявлении указано, что он её напоил — и действительно выявлено высокое содержание алкоголя» - - «Да для неё, блин, литр водяры — только похмелиться! Она с Челябинска!» - - «Ну, это, уж извините, к делу не подошьёшь».

И вот пришлось нам с Дениской почти четыре месяца на киче чалиться. Но в целом это было познавательно и для меня, и даже для него.

И понятно, что когда парни, довольно опасные и не очень законопослушные парни, живут так долго в таком замкнутом помещении (а тогда нагрузка на СИЗО была повыше, чем сейчас, в две смены спать приходилось) — это вызывает некоторую напряжённость. Ибо, конечно, это дискомфорт, такие условия обитания.

Но в целом — люди как-то могут ладить друг с другом. Драки, даже того рода, что кто-то кому-то фанычем (поллитровой тюремной алюминиевой кружкой) по уху заехал — были всё-таки редкостью.

А так-то, когда и без того люди напрягают друг друга самим своим присутствием — ну вот желательно просто не усугублять этот напряг. Не лезть, скажем, с лишними расспросами к другим арестантам — и не отвечать безропотно на всё, что бы тебя ни спрашивали. И тут даже не дурацкое это «С какой целью интересуешься?», а просто: «Для тебя это важно?» Или даже, как из анекдотов про психоаналитиков: «Хочешь об этом поговорить?»

Но многое, конечно, зависит от того, кто кому говорит. Сам по себе «речевой этикет» - имеет меньшее значение. Особенно, какие-то «сакральные» в нём вещи.

Нет, разумеется, если кого-то назвать «крысой» - то придётся это обосновать. Потому что это тяжкое обвинение в воровстве у сокамерников. Но, думаю, чел, который уже зарекомендовал себя как вменяемый и влиятельный — может обосновать даже такое, как-то вроде: «Да на Шушунру из «Оловянного солдатика» ты похож. Мультик такой был. Вот у тебя шнобель точняк такой же. Без обид, просто вспомнилось, из детства».

И, скажем, влиятельный арестант, возвращаясь с допроса, вполне может заявить на всю камеру: «Ну чо, чо? Ну, выебли во все щели, как водится».

Я-то — не то, чтобы очень влиятельным успел заделаться (тем более, вообще не принадлежу к уголовному миру, и даже не претендовал на) — но тоже порой бывали забавные эпизоды.

Наши с Дениской шконки были напротив, а над ним — жил парнишка того же примерно возраста, по грабежу шёл. Ваня, но поскольку он был такой «шкетоватый» - его звали «Минивэн». У него грабёж, то есть, открытое хищение, обычно состоял в том, что он мог чего-то стырить, за ним погонятся — а он шмыгал в заранее примеченную (или даже проделанную) дыру под забором, в которую «полногабаритные» преследователи не поместятся. И он, на правах «криминального авторитета» (по сравнению с банкирским сынком), всё время подкалывал Дениску. Беззлобно — но регулярно.

И вот я прошу снизу: «Вань, дай, пожалуйста, пачку Винстона» (мы сигареты хранили у него наверху, резерв, а то внизу слишком быстро все угощались).

Ваня (полусонный, скидывает на столик: «На!»

«Спасибо!», - говорю. Полушёпотом, ибо ночь, и чтоб людей не будить.

Ваня оживляется, поворачивается, изрекает: «А ты в курсе, что за «спасибо» в жопу ебут?»

Свешивается, смотрит на Дениску, а тот дрыхнет — и понимает, что говорил со мной.

Я же, упиваясь комичностью момента, смотрю на него самым антарктическим своим взглядом: «Правда, что ли?»

Тут прочая неспящая публика, включая положенца Рому, обращает внимание на ситуацию, начинает отслеживать.

Ваня — быстро находится. «Ну... В смысле, такие ситуации возможны. Ну вот, скажем, девушка. Именно девушка. И ей дают сто баксов, она говорит «спасибо», и её после этого ебут в жопу».

«Покивываю» головой: «Девушку — в жопу? По-твоему, это нормально? Девочка — на то и девочка, что у неё пизда есть. Это естественная дырка, куда девочкам суют нормальные парни. А если девочкам совать в жопу, которая есть и у мальчиков, то, получается, для тебя нет разницы между девочкой и мальчиком».

Ваня возражает: «Нет, ну у девочек, всё-таки... там больше жопы... (раздвигает ладони, как будто держит футбольный мяч)... ну, там больше есть, за что ухватиться».

Снова киваю: «У девочек, значит, есть больше, за что ухватиться, чем у мальчиков. И как много ты проводил сравнительных экспериментов?»

Ваня (на всю хату): «Нет, ну анальный секс с девчонками — это же в целом нормально, разве нет?»

Кто-то просыпается, бурчит: «Конкретно с тобой — будет ещё и морально, ёптыть!»

Рома ржёт, прочие «сурьёзные» арестанты тоже, Рома говорит: «Крейсер, ну хватит глумиться над пацаном!»

Да, не скрою, в этом был элемент глума. Парнишке восемнадцать, он до того отсидел годик на малолетке, где вообще любая сексуальная тема может стать «попадосом», и сейчас совершенно не уверен, что считается «нормальным», а что нет.

Вот для меня всегда была железобетонная нравственная концепция. «Что делаю я — то нормально, потому что мне это нравится. Что делают другие, при этом никак не касаясь меня и моих близких и тех, кто может оказаться моими близкими — тоже нормально. Если кто считает иначе и готов мне чего-то предъявить — то готов ли он убивать и умирать за это? Нет? Значит, вот и поговорили».

А этот парнишка, Минивэн, — он реально забавный был. Во многих отношениях забавный. И Дениску-то он подкалывал — но и тот, с некоторых пор, тоже не оставался в ответе. Да, и этого «грабишку», когда он схватил очередную условку (вернее, исправработы), взяли на малую административную должность в том банке, потом и вырос.

Когда нашли таки ту «Мату Хари», через почти четыре месяца, я заявил, что очень хочу с ней поговорить. «А ты её не задушишь?» - - «Да вот гарроту уже приготовил».

Когда встретились, спросил: «Подруга, тебе сколько дали за ту подставу? Пятнадцать косарей, если не ошибаюсь? А вот мне заплатили почти восемьдесят, чтобы я отдохнул вместе с Дениской».

Она говорит: «Если я скажу: «Вот и радуйся» - ты меня ударишь?»

Смеюсь: «Да нет, конечно. Просто хочу, чтобы ты понимала, какую выгоду упустила».

Она (глубокомысленно): «Нет, ну если бы я сидела вместе с Дениской в камере, полной криминальных всяких мужиков — это и восемьдесят бы не стоило».

Смеёмся оба.

Говорю: «Значит, так. Ты пила, отдавалась по доброй воле, но выпила слишком много, и когда с утра проснулась — нихера понять не могла, чего это за голый парень лежит рядом с тобой. Испугалась, психанула, подала заяву. Потом — вспомнила, но боялась мести со стороны богатенького банкира. Так — не будет заведомо ложного доноса».

Она: «Да я в курсе, уже проинструктировали. А вообще, он прикольный был, Дениска. Но — что поделать? У меня родаки в доме под снос живут в Подмосковье, там трещины по всем стенам и потолку. А расселять — никто не расселяет. Ну и вот хоть что-то им купить. А Дениску — я правда не хотела подставлять так сильно. Думала, работу сделаю — и там быстро откупятся».

Да, скрывалась она — по самому разумному варианту. На съёмной комнате в другом районе Москвы. Когда не квартиру, а комнату снимают, проживая вместе с хозяевами — те вообще обычно не требуют никаких паспортов, никаких договоров. Ну, под надзором же ведь жильцы, в любой момент можно вытурить, если что не так.

И — никаких зацепок ни за подружек, ни за бабкину тётку в деревне (а там уж всё прорабатывали, конечно). Звонки родакам — с почты, но это попробуй уследи.

Поймали — когда всё-таки заявилась в прокуратуру узнать, как дело Дениса двигается. На правах «неравнодушной подруги-одноклассницы». И — хрен бы кто там срисовал девчонку, за которую, вообще-то нехилая сумма была объявлена.

Хорошо — наши камеры были установлены на той прокуратуре, на всякий случай, и тогда-то срисовали. И сопроводили по общественному городскому транспорту по карточке проездного.

Но это, конечно, детали.

А суть в том — что вот и в тюрьме люди живут, и если друг друга не раздражать — можно жить почти что «комфортно» (ну, насколько вообще это в СИЗО возможно).

И таков был мой тюремный опыт. Да, небогатый. Но я и не претендую на церкву с пятью куполами на спине — или что-то такое.

А что до армейского опыта — то я по-разному отвечаю на вопрос «Служил ли ты в армии?»

Могу — довольно резко. Если это и резкий какой-то пацанчик вопрошает, у которого вечное второе августа под подразумеваемой голубой шапоцкой, приплющенной кирпичом по лбу.

Такому отвечу что-то из Стругацких: «Собачки служат, а я работаю». Если вызверится и рыпнется — ну, забавно посмотреть будет, на что способен. Может, и сгодится, хотя в целом, конечно, вряд ли.

А если нормально спрашивают, служил ли я в (Российской) Армии — то я нормально и отвечаю. «И да, и нет».

Но об том — в следующей заметке, пожалуй. Очередная байка Дядюшки Тёмуса (и я не помню, рассказывал ли её).

P-s.: Да, касательно этой фишки, что нельзя говорить "спасибо" в арестантских кругах, а скорее  "благодарю", потому что, извольте видеть, "за "спасибо" в жопу ебут" - я уже высказывал версию, как это могло появиться.
Ну вот бывают ответки на "спасибо" вроде "Спасибо на хлеб не намажешь", "Таких денег не знаем (как валюта "спасибо")", и, думается, изначально-то кто-то из молодых, если не малолетних арестантов - то и имел в виду. Типа, что за "спасибо" как таковое - ничего хорошего нету.

А дальше, поскольку публика простоватая ан масс, пошло ходить уже с очень серьёзным выражением лица. "Нет, нельзя говорить "спасибо". Ведь за это - в жопу ебут (нам ли не знать)".
Комедия, конечно.
Но можно отвечать: "Спасибо - это "спаси Боже". Так вот по-русски было испокон веков. По-твоему, тут чего-то про еблю в жопу есть?"



источник - artyom_ferrier 
[0 ссылок 143 комментариев 5101 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
СсылкаОтветить

promo topbloger november 1, 2020 19:44 227
Buy for 40 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…