?

Log in

No account? Create an account
Путь во тьму, или тезис Пиренна - II (окончание текста для СиПа от 22 сентября 2017 года) - Самые обсуждаемые темы блогосферы [entries|archive|friends|userinfo]
Самые обсуждаемые темы

[ website | ТОП30 - рейтинг блогосферы ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| ТОП30 - рейтинг блогосферы Разворачиватель комментариев ]

Путь во тьму, или тезис Пиренна - II (окончание текста для СиПа от 22 сентября 2017 года) [дек. 1, 2018|06:01 pm]
Самые обсуждаемые темы
[Tags|]

    (Окончание. Начало см. Путь во тьму, или тезис Пиренна (текст для СиПа от 22 сентября 2017 года) )

     Пиренн справедливо замечает, что германцы, едва ли составлявшие свыше пяти процентов населения образованных на территории империи варварских королевств, в течение двух–трёх поколений совершенно романизировались и буквально растворились среди римлян. Он отмечает факты, которые другие исследователи обычно либо игнорируют, либо пытаются оспаривать. Например, что германцы за какие-то 100 лет практически утратили родные языки. К концу VI века готским владели уже лишь единицы, а бургундские короли писали стихи на латыни и гордились этим. О самой империи того времени Пиренн пишет следующее:

   "Нет большей ошибки, чем точка зрения, что идея империи прекратила свое существование после расчленения варварами ее западной части. Нет никаких оснований сомневаться в том, что находившийся на престоле в Константинополе василевс, как именовался на греческом языке византийский император, теоретически сохранял власть над всей территорией Римской империи. Он ею всей более не управлял, но он на ней всей по-прежнему царил. И именно на него были обращены все взоры.

   Помимо всего прочего, церковь считала Римскую империю творением Провидения и поэтому не могла отвергнуть императора. Глава римской церкви, являвшийся и управляющим городом Римом, считал римского императора законным правителем священной империи.

   За исключением короля вандалов, короли других варварских государств считали себя подданными римского императора, чеканили его изображение на монетах и всячески стремились получить и получали от императора титулы и различные поощрения, дары и вознаграждения, причем очень этому радовались и весьма этим гордились. Юстиниан усыновил Теодеберта, внука знаменитого франкского короля Хлодвига, а другой римский император, Маврикий, впоследствии усыновил Хильдеберта.

   Именно в Константинополь короли обращались со своими спорами в надежде на их разрешение, и там же они плели свои интриги. Римский император не шел ни на какие уступки относительно территории империи и своей власти, поэтому не было ничего удивительного в том, что, как только представлялась такая возможность, он пытался вернуть империи то, что ей принадлежало и что она утратила в силу тех или иных причин. А в случае с Юстинианом к этому добавлялось еще и его стремление вновь восстановить на возвращенных империи территориях ставшее традиционным для римлян вероисповедание — христианство (в форме католицизма, но не надо путать его с современным католицизмом)."

  Велизарий просит милостыню на картине Жака-Луи Давида. Велизарий был полководцем Юстиниана, очистившим Африку от вандалов и почти очистившим Италию от готов (на Аппенинах его дело завершил Нарсес). Согласно одной легенде, в старости Велизарой впал в немилость, подвеpгся конфискации имущества и нищенствовал. Но в данном случае интересна не его судьба, а то, как его эпоха выглядит на полотне классициста. Это чистая античность без малейшего намёка на Средневековье

   Завоевания Юстиниана Анри Пиренн оценивает следующим образом:

    "Средиземное море, таким образом, вновь стало «римским озером». Римской империи пришлось предпринять поистине титанические усилия для восстановления своих позиций. Ведь для достижения успеха ей пришлось воевать на нескольких фронтах: ей пришлось одновременно сражаться с остготами в Италии и с персами, которые по наущению остготов объявили империи войну, а также со славянскими племенами на Балканах. Византии удалось отразить их нападение и вынудить их покинуть ее пределы.

   Одновременно с этой нескончаемой чередой победоносных войн в империи происходили изменения, затрагивавшие самые глубинные основы византийского общества; эта эволюция вела к преобразованию как самих общественных порядков, так и царивших в обществе нравов. Был принят документ, являющийся выдающимся образцом законотворчества всех времен и носящий имя византийского императора — кодекс Юстиниана.

    Римская цивилизация вновь засияла во всем своем блеске и великолепии, и для увековечивания памяти об этом уникальном возрождении империи в центре Константинополя был воздвигнут храм Св. Софии, являющийся величественным памятником во славу Бога и Византии."

   Римская империя в 555 году, через 79 лет после своего «падения» в 476-м. Галлия и Британия потеряны, но Африка и Италия очищены от варваров, а в Испании идут бои. При перенесении ситуации в наши реалии картина выглядела бы так: Рига, Вильнюс и Тбилиси захвачены варварами, однако Киев, Харьков и Одесса освобождены имперскими войсками, a боевые действия под Минском ведутся с переменным успехом. Юстиниан определённо был не из тех людей, которые ограничиваются Крымом

    У меня нет возможности в рамках одной статьи подробно пересказать всю книгу Пиренна. Она определённо заслуживает того, чтобы каждый, кого интересует заявленная проблематика, прочёл её целиком. Однако я не удержусь и добавлю хотя бы ещё несколько коротких цитат.

   О торговле в VI веке:

   "Организация торговли сохранилась такой же, как и при римлянах. Торговые суда подходили к причалу, и прямо на берегу разворачивались настоящие ярмарки и рынки. В Фосе, например, прямо у причала находились торговые площади, принадлежащие государству (своего рода государственные рынки). Известно, что в Италии во время правления Теодориха многочисленные государственные служащие занимались регулированием торговли и контролем за торговыми операциями.

    В Испании для иностранных торговцев также были отведены специальные рыночные площади, деятельность на которых регулировалась правилами, защищавшими интересы этих торговцев. В Карфагене после того, как над ним был восстановлен контроль Византии, были созданы торговые комплексы, которые использовались купцами как база для активной торговли через Тирренское море."

  О денежном обращении в VI веке:

  "Римский золотой солид — новая золотая монета, введенная при императоре Константине I (правившем с 306 по 337 г.), — к моменту вторжений германцев действовал в качестве денежной единицы на всей территории Римской империи. Система денежного обращения, хорошо знакомая варварам, поскольку они уже некоторое время до вторжений получали субсидии от римлян, была оставлена ими без изменений и после вторжений. На всех занятых ими территориях денежные единицы остались прежними. Короли германцев продолжали чеканить монеты с изображением римских императоров. Ничто другое столь ярко не свидетельствует о сохранении экономической целостности империи. Лишить ее единой денежной единицы было просто невозможно."

   О культуре VI века:

    "Посмотрите в этом аспекте на королевство остготов. Здесь все осталось таким же, как в Римской империи. Достаточно назвать двух главных советников Теодориха — Кассиодора и Боэция. А ведь и другие римляне играли немаловажную роль. Поэт Рустиций Элпидий, автор произведения «Поэма о благодетельном и милостивом Иисусе Христе», был врачом Теодориха и одним из его самых любимых подданных; он пользовался очень большим расположением и доверием короля остготов. Можно также упомянуть и Эннодия, родившегося, вероятно, в Арле в 473 г., который, хоть и стал в 511 г. епископом Павии, настолько придерживался языческих традиций в своих произведениях, что прославлял в них любовные похождения Пасифаи. Он был ритором, ставшим, так сказать, наставником духовного красноречия. От него мы узнаем, что школы риторики в Риме были столь же активно посещаемы, как и раньше."

  В общем,

     «c какой стороны ни посмотреть, можно точно сказать, что создание варварских государств на территории Римской империи не внесло каких-либо новшеств в общественные порядки, которые оказали бы определяющее воздействие на последующее историческое развитие. Германцы не уничтожили империю; они лишь ликвидировали правительство, правившее от имени императора на Западе. Сами германцы признавали власть императора, обосновавшись на территории империи на правах федератов, то есть на условии выполнения определенных повинностей в пользу империи. Германцы отнюдь не хотели заменить империю чем-то другим; они просто хотели осесть в ней, и, хотя это сопровождалось серьезным упадком во всех областях общественной жизни, германцы не стали менять форму правления и систему управления государством. Они, так сказать, разделили древний дворец на несколько частей и получили собственные покои, сохранив при этом само здание».

   Тезис Пиренна заключается в том, что античная цивилизация благополучно пережила вторжение германских варваров и в VI веке переварила их. Сначала германцы почувствовали очарование греко-римской культуры и совершенно ассимилировались в романской среде, а потом началось и восстановление римского политического контроля над утраченными в V столетии провинциями. Катастрофа пришла в VII веке. И не с севера, а с востока. Античность погибла в результате арабского завоевания Ближнего Востока, Северной Африки и Испании.

  Два файюмских портрета, II век нашей эры. Дабы оценить их по достоинству, нужно помнить, что это работы не художников, но ремесленников. Картины античных мастеров (например, Апеллеса) до нас не дошли и известны лишь по описаниям. Таким было искусство Северной Африки в античности, при римлянах. В ту пору там ещё не было религии, запрещающей изображать людей, а женщин считающей существами низшего порядка. Кстати, файюмские портреты наглядно показывают, что антропология североафриканцев за последние полторы тысячи лет ничуть не изменилась. Проблемы Северной Африки и Ближнего Востока носят отнюдь не антропологический характер

   Антиохия, Дамаск, Иерусалим, Александрия, Карфаген представляли собой не менее значимые центры античной цивилизации, нежели Рим, Константинополь, Афины, Равенна или Трир. Все они оказались потеряны. Греческий и латинский языки на восточных и южных берегах Средиземного моря были вытеснены арабским. Торговля в Средиземноморье была разрушена, культурные и экономические связи — разорваны. Экономика деградировала до уровня натурального хозяйства. Из Египта перестал поступать папирус, бывший основным писчим материалом древности. Заменить его было нечем (пергамент стоил на порядки дороже), и начался упадок образования в Европе. Классическая культура перестала воспроизводиться. Наступили Тёмные века. Анри Пиренн пишет:

    "Главный вопрос заключается в том, почему арабы, которых было ничуть не больше, чем германцев, в отличие от последних не были ассимилированы на тех территориях, которые они завоевали, хотя народы завоеванных стран принадлежали к более высокоразвитой цивилизации, чем сами завоеватели. Ответ один: они обладали большей силой духа, которая была должным образом оформлена, упорядочена и подчинена единой цели. В то время как германцам было нечего противопоставить распространенному в Римской империи христианству, арабы были приверженцами и носителями новой веры, которая поднимала их дух на небывалую высоту. Это и только это было причиной того, что они не подверглись ассимиляции и не растворились среди местного населения. Ведь с любой другой точки зрения они, как и германцы, не были настроены против цивилизации, которую покорили, и ничего против нее не имели. Наоборот, они с удивительной быстротой впитали в себя все из этой цивилизации, что им было необходимо: научные знания греков и древние традиции искусства греков и персов. На ранних этапах своего господства арабы не проявляли особого фанатизма, а, наоборот, демонстрировали известную терпимость: они не требовали, чтобы жители завоеванных территорий стали новообращенными мусульманами. Но они требовали от них покорности и повиновения единому Богу Аллаху и его посланнику Мухаммеду, а поскольку пророк Мухаммед был арабом, то, соответственно, и Аравии, откуда прибыли арабы, считавшие себя слугами Аллаха и исполнителями его воли.

   «Ислам» — арабское слово, в переводе оно означает «покорность», «покорение» (единому Богу — Аллаху), а его последователи называются мусульманами (от арабского слова «муслим», то есть покорный, преданный). Аллах — единый Бог, и, соответственно, священный долг его слуг и исполнителей его воли состоит в том, чтобы заставить неверных покориться воле Аллаха. От завоеванных народов требовали не обращения в мусульманскую веру, а покорности; ты можешь не становиться мусульманином, но должен покориться мусульманам. И эту покорность они насаждали везде, куда бы ни пришли. После завоевания арабы рассматривали науку и искусство покоренных народов ни много ни мало как свою добычу, которая должна быть переработана и использована во славу Аллаха. Они даже сохранили государственные институты неверных в той степени, в какой им это было выгодно. Правда, сделать это они были вынуждены. Арабы не могли управлять завоеванными территориями, используя родоплеменные институты и органы управления, как не могли аналогичным образом управлять Римской империей германцы. Однако, в отличие от германцев, они становились хозяевами везде, где появлялись; они пришли править и повелевать. Покоренные народы были покоренными в прямом смысле слова: именно с них брали налоги, и им не было места в обществе правоверных. Этот барьер был непреодолим. Никакой смычки между мусульманами и местным населением не было и не могло быть. Как это разительно отличалось от того, к чему стремился и что делал выдающийся руководитель остготов Теодорих, который считал, что он должен служить тем, кого он покорил, и который стремился к тому, чтобы составить вместе с ними единое целое!

   В случае с германцами завоеватели сами, подчас неосознанно, тянулись к завоеванным. А в случае с арабами все было наоборот: именно завоеванные должны были идти к завоевателям и искать их расположения, а для этого было необходимо служить Аллаху, как и сами завоеватели, и изучать Коран. А для этого, в свою очередь, нужно выучить арабский язык, который был для арабов одновременно и священным языком, поскольку на нем был написан Коран, и языком повседневного общения."
  

[Видео]

   Битва при реке Ярмук между арабами и римлянами 20 августа 636 года в катарском телевизионном сериале «Умар ибн аль-Хаттаб». Или, если угодно, битва при реке Ярмук в 13 году Хиджры. Арабы её выиграли. Дальше события развивались стремительно. В 17 году Хиджры пала Кесария, в 20 году Хиджры — Александрия, в 76 году Хиджры — Карфаген, в 89 году Хиджры мусульмане переправились через Гибралтар и вторглись в Испанию (надеюсь, я нигде не ошибся при переводе христианских дат в мусульманские; поскольку мусульмане пользуются лунным календарём, пересчёт делается по довольно сложной формуле)

    Книга «Магомет и Карл Великий» завершается словами:

   "Причиной разрыва с античной традицией стало быстрое и неожиданное распространение ислама в результате вторжений арабов-магометан. В итоге Восток был окончательно отделен от Запада и средиземноморскому единству пришел конец. Такие регионы, как Северная Африка и Испания, всегда являвшиеся частью западного сообщества, отныне оказались в орбите Багдада и тяготели именно к нему. Здесь появилась другая религия и совершенно иная по сравнению с предыдущей культура. Западное Средиземноморье, превратившись в «мусульманское озеро», перестало быть тем главным средством торгового и культурного обмена, коим оно всегда было.

   Запад оказался в блокаде и был вынужден опираться на собственные силы и ресурсы. Он был вынужден развиваться, замкнувшись в самом себе. Впервые в истории мировая ось сместилась от Средиземноморья на север. Упадок, в который погрузилась монархия Меровингов, привел в результате к появлению новой династии — Каролингов, корни которой уходили на пронизанный германским влиянием север Европы."

   Арабский Халифат в 750 году. Тёмные века совпали со временем его расцвета. Анри Пиренн пишет об этой эпохе: «Западное же Средиземноморье, наоборот, на всем протяжении побережья от заливов Лионского и Ривьера-ди-Леванте до устья Тибра было опустошено и разграблено войной и пиратами, которым христиане не могли противостоять, поскольку не имели флота. Вся эта территория была зоной запустения и местом охоты пиратов. Порты и города обезлюдели. Связь с Востоком была прервана, а контактов с побережьем, занятым арабами, также не было. Ничего не было, кроме смерти (выделено мною — b)»

   Мне кажется, вышесказанного достаточно, чтобы склониться к переносу начальной даты Средневековья на 622 год нашей эры. Это год Хиджры, переселения пророка Мухаммеда и его сторонников из Мекки в Медину, с которого начинается исламское летоисчисление. Хотя с тезисом Пиренна спорили все кому не лень, убедительно опровергнуть его никому так и не удалось. Постепенно его точка зрения становится всё более распространённой. Сегодня некоторые авторы прямо увязывают наступление Средних веков с приходом ислама, другие из соображений политкорректности не упоминают Пророка и его последователей, но датируют установление Средневековья туманным «началом VII века». Например, в энциклопедическом издании ЮНЕСКО «История человечества» рубежом между древностью и Средневековьем названо возникновение ислама. А крупнейшее англоязычное справочное издание «Кембриджская история древнего мира» относит период 425–600 годов нашей эры к поздней античности.

  История Средних веков представляет второстепенный интерес. Интересно то, что произошло позже. Оказавшись к середине VIII века разорённым, одичавшим и изолированным, в XIV–XV столетиях Запад нашёл в себе силы всё начать сначала и опять построить цивилизацию, которую многие считают единственной на свете подлинной цивилизацией среди множества разнообразных культур. Было ли это связано с христианством? Возможно. Доктрина, утверждающая, что человек создан по образу и подобию Божию и наделён свободой воли, в своём развитии рано или поздно должна прийти к чему-то наподобие современного либерализма и идеи прав человека. На другом берегу Средиземного моря утвердилась противоположная религиозная концепция, базирующаяся на идее покорности, т. е. исключающая и идею свободы, и критическое мышление. Там Ренессанс не состоялся до сих пор.

   Исламский мир огромен и разнообразен. Среди миллиарда современных последователей Пророка мы видим совершенно светских и часто неотличимых от русских татар и башкир, благополучных и благоразумных индонезийцев, борющуюся с обскурантистским режимом иранскую молодёжь, преисполненную мудрости и благородства королевскую семью Марокко… Но вот что бросается в глаза: существует определённая зависимость между цивилизованностью мусульманских стран и их этнокультурной и географической удалённостью от Аравийского полуострова. Аравия, которую в древности называли Счастливой, однажды впав в Средневековье, осталась в нём навсегда. В истории последних двух тысячелетий нет других Тёмных веков, кроме тех, которые были вызваны арабскими завоеваниями. А в истории Аравии этой эпохи нет ничего, кроме Тёмных веков.

[Видео].

источник - bohemicus 
[1 ссылок 63 комментариев 4068 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
СсылкаОтветить

promo topbloger november 1, 2020 19:44 227
Buy for 40 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…