?

Log in

No account? Create an account
Как справиться со страхом смерти? - Самые обсуждаемые темы блогосферы — ЖЖ [entries|archive|friends|userinfo]
Самые обсуждаемые темы

[ website | ТОП30 - рейтинг блогосферы ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| ТОП30 - рейтинг блогосферы Разворачиватель комментариев ]

Как справиться со страхом смерти? [июн. 29, 2019|08:00 pm]
Самые обсуждаемые темы
[Tags|]

Шесть ошибок верующих, но боязливых людей

На сайте журнала «Фома» уже долгое время существует постоянная рубрика «Вопрос священнику». Каждый читатель может задать свой вопрос, чтобы получить личный ответ священника. Но на некоторые из вопросов нельзя ответить одним письмом — они требуют обстоятельной беседы.  Какое-то время назад  к нам пришел непростой вопрос: «Как справиться со страхом смерти?».

Текст письма

У меня, как и у любого, наверное, человека, есть страх. Но особенно мне страшно умирать. И пред Богом стоять со своими грехами втройне страшно. Я темный как копоть внутри. И нет даже уныния от того, что ничего не можешь поделать с этим — я просто привыкаю жить так. Да, есть радость и много других эмоций.Но когда их нет, снова страшно. Страшно потому, что так погано прожил свою жизнь. Может, в глазах окружающих я и не плох. Но я-то знаю, какой я внутри лицемер, совесть не обманешь. Можете со мной не согласиться, но мое мнение: на исповеди священник не отпускает грехи. Он вроде психолога: выслушал, сказал — и человеку легче. Отпускает грехи (прощает) только Бог, так как человек грешит пред Ним, а не перед священником. А то, что он рукоположен, так рукоположен не самим Богом, а тоже человеком, причем грешным. И пока я живу во плоти на этой земле, пока не предстану пред Ним, я буду оставаться грешным.Знаю многих людей, которые пускались во все тяжкие после исповеди. А знаете почему? У них страха больше нет. Ну, отпустили же грехи — и айда. А снова нагрешу — снова пойду на исповедь. Как автомат с газировкой: захотел пить — чик и попил. Все просто. А для меня все непросто.Страшно. Иногда терзаю себя: ну как сделать, чтобы ну хоть один грех-то смыть, ну хоть малюсенький? Ответ прост. НИКАК.
С этим «багажом» и приду. Я точно знаю, что я «клиент» тех, кто внизу. А уж думать о том, что попаду в рай, — это верх безумства. Я точно знаю, что меня ждет. И не знаю, простят ли мне. Если у меня спросить, а что я сделал в жизни ради спасения? — не буду лицемерить, я ничего не сделал. А просто жил гадко и коптил воздух. Все. Как же страшно, очень страшно… И даже не знаю, возможно ли справиться
с этим страхом?.

На вопрос читателя отвечает протоиерей Игорь Фомин,  настоятель храма святого благоверного князя Александра Невского при МГИМО.

Протоиерей Игорь Фомин
Протоиерей Игорь Фомин

Прочитал это письмо, и мне самому стало страшно — страшно за его автора. Видно, что у него есть вера в Бога, он признает Его, но не делает главного — не доверяет Ему. Поэтому начинает со страха, а уходит в неверие. Отсюда и неправильные выводы — он во многом ошибается. И эти ошибки надо разобрать.


Ошибка первая: видеть цель в «устройстве» своей вечной жизни, а не обретении Бога

Это одно из распространенных явлений, когда человек мечтает о своей будущей чудесной жизни в Эдемском саду, а не о дружбе с Богом. Он зацикливается на себе, на страхе за свою будущую жизнь: «попасть в рай» для него — синоним «не попасть в ад». Знаете, у иеромонаха Романа (Матюшина) есть такие слова: «Господи, с Тобой не надо рая, тесный ад с Тобою мне как рай». Вот и я не готов идти в рай, если там не будет Бога.

По-настоящему же стоит бояться потерять с Богом дружбу, лишиться богообщения. Это положительный, «божественный» страх. А страх лишиться комфорта или, наоборот, не обрести его в будущем — греховный. Это страх животный, телесный: быть наказанным, осмеянным, униженным.

Чтобы понять, греховный у тебя страх или «божественный», надо определить его природу. Человек трехсоставен: в нем есть дух, душа и тело. Получается некая пирамида. Все чувства, в том числе и страх, рождаются в средней части человеческого естества — в душе. А вот от того, куда эти чувства будут направлены — в духовную плоскость или в телесную, — будет зависеть и характер страха.

Ошибка вторая: уделять своей греховности чрезмерно большое внимание

Автор неправ и в оценке самого себя. Судить нас может только Господь, а говорить: «Я мерзавец» — значит закрываться от Бога. Многим кажется, что зацикленность на своей греховности — это признак трезвого христианского мышления. Но это совсем не так. Определяя себя как плохого человека, вы накладываете на себя ярлык, с которым смиряетесь. Но Бог не может действовать там, где человек уже решил для себя окончательно, что он плохой.

Скажу больше: за постоянным самоуничижением скрывается самовлюбленность. Да, самолюбие — это не только когда вы не можете оторваться от зеркала — так выглядит первая крайность. Вторая крайность — когда вы тоже не можете оторваться от зеркала, но смотрите и плачете: «Какой я плохой! Я настоящий дурак!» Повторю, нелюбовь к себе — это тоже самолюбие. Везде, где есть «я», — это всегда самолюбие.

Но здесь тоже стоит разобраться с природой слов и поступков, вызванных чувством любви или страха. Если человек любит себя, его действия направлены на телесные удовольствия: как повкуснее поесть, поспать, получше одеться. А если человек духовен, он стремится, чтобы его ближний получше поел, поспал и оделся. В этом отличие любви жертвенной от самовлюбленной.

Так и страх. Если вы идете по улице, видите, как здоровенные балбесы обижают мальчонку и, не думая о том, что вас самого могут покалечить, бросаетесь ему помогать — это страх за другого, страх жертвенный. А страх за себя — это страх самовлюбленный.

Ошибка третья: считать добрые дела билетом в рай

Вы не правы, если думаете, что наша участь зависит от количества добрых дел. Как только вы акцентируете на этом внимание, «добрые» дела становятся предметом бухгалтерского учета. А это уже рыночные отношения: я Тебе добреньких дел набросаю, а Ты мне Царствие Небесное потом дашь.

Мы же свое внимание должны сосредоточить не на добром деле как таковом, а на своем ближнем, ради которого мы можем что-то сделать. Кто-то может даже удивиться, спросить: «Разве я сделал что-то хорошее именно для самого Бога?» Но служение Богу именно в этом — в служении ближнему.

А то есть ведь и те, кто всю жизнь искал Бога и не увидел Его в своем друге. Господь скажет таким: отойдите от Меня, проклятые — Я жаждал, но вы не напоили Меня, когда не сделали это своему ближнему.

Ошибка четвертая: разделять Бога и Церковь

Автор письма самонадеянно считает, что Церковь ему не поможет, а священник не в силах отпустить грехи. Уверенность в том, что Бог прощает, а Церковь нет — от неграмотности, от незнания Священного Писания. Поймите: Сам Бог оставил Церковь в помощь вам! Церковь дает нам укрепление в таинствах и дает путеводителя в лице духовенства.

Все священники через цепочку рукоположений ведут свое преемство от самих апостолов и имеют власть совершать таинство — быть свидетелем отпущения грехов. На это есть прямое указание в Евангелии: Кому простите грехи, тому простятся; на ком оставите, на том останутся (Ин 20:23).

В разрешительной молитве священник действует от лица Бога (что не значит «вместо Него»). И человеку уже здесь, на земле, прощаются грехи, в которых он искренне кается — он получает духовное освобождение от них. А остаются уже не грехи, а их последствия — в том числе и угрызения совести, и «духовные» шрамы.

Но мне трудно представить себе ситуацию, когда человек грешит, чтобы потом каяться. Такое возможно только от неверия, от нелюбви к Богу. Люди, которые думают, что согрешат, а потом покаются, зачастую заканчивают жизни, не успевая этого сделать, скоропостижно. А ведь именно покаяние — одно из условий вхождения в Царствие Небесное.

Ошибка пятая: не верить в то, что Бог тебя простит

Мне кажется, что ситуация, когда человек не хочет довериться Богу, очень похожа на грех Иуды. Ведь дело не в том, что Иуда предал Христа — он в этом раскаялся, бросил тридцать сребреников. Но он не принял от Бога прощение. Согласно преданию, трижды Иуда пытался повеситься, но у него не получалось. И получилось, только когда он не поверил, что Бог настолько его любит, что прощает.
Да, человек склонен сосредотачиваться на себе: сам решает, плохой он или хороший, стоит его прощать или нет, надеяться или опустить руки. Тем самым он не дает действовать Богу и отрубает себе пути ко спасению. Сам же человек ничего не может сделать, чтобы изменилась его будущая жизнь, — это может сделать только Христос.

Что же нам тогда остаётся? Выполнять Его заповеди, а своей естественной обязанностью сделать стремление быть богоподобными — творить добро. Не рассуждать, сколько добрых дел надо сделать, чтобы попасть в рай, а просто идти и делать по максимуму. А все остальное сделает Господь: ведь Он, видя старание и раскаяние человека, прощает грехи.

Ошибка шестая: бояться ошибаться

Недоверие к Богу вкупе с пониманием ограниченности своих сил рождает боязливость. В результате вы и сами справиться ни с чем не можете, и Богу не даете помочь — это закрывает все пути решения ваших проблем, приводит к изнеможению и унынию.

У верующего человека нет этой боязливости, которая приводит в тупик, но есть другой страх — страх совершить ошибку и остаться без Бога. Но нам не запрещено ошибаться. Вспомните апостола Павла: будучи Савлом, он гнал христиан и верил, что этим служит Богу. Господь, видя его искренность, развернул его на сто восемьдесят градусов — и из гонителя Христа Павел стал одним из самых великих Его проповедников.

Так и нам нужно уповать и верить, что Господь всегда с нами и никогда нас не оставит: направит на нужный путь, если мы ошибемся.

Вместо заключения: рецепт победы над страхом

У апостола Иоанна Богослова есть такие слова: В любви нет страха, но совершенная любовь изгоняет страх (1 Ин 4:18). Нам надо руководствоваться этим принципом — побеждать страх любовью.

Мой дедушка рассказывал мне, как он оперировал в госпитале во время войны. Два солдата держали его под руки, а если он засыпал — была такая договоренность, — следовал удар по печени. От такой боли летели искры из глаз и сон мигом проходил. У моего дедушки был выбор: можно было сослаться на то, что больше двенадцати часов не оперируют (это неэффективно), но тогда кто-то умер бы; а можно было продолжать оперировать. И он продолжал ампутировать, резать и вырезать, по двое суток стоя на ногах. Конечно, страх сделать что-то не так — присутствовал, но побеждался он любовью к ближнему.


Подготовила Анастасия Бавинова




источник - fomaru 
[1 ссылок 54 комментариев 3600 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
СсылкаОтветить

promo topbloger november 1, 2020 19:44 232
Buy for 40 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…