?

Log in

No account? Create an account
Хрущев и Ефремов В качестве демонстрации указанного в прошлом посте явления - Самые обсуждаемые темы блогосферы — ЖЖ [entries|archive|friends|userinfo]
Самые обсуждаемые темы

[ website | ТОП30 - рейтинг блогосферы ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

Links
[Links:| ТОП30 - рейтинг блогосферы Разворачиватель комментариев ]

Хрущев и Ефремов В качестве демонстрации указанного в прошлом посте явления [июл. 27, 2019|02:40 pm]
Самые обсуждаемые темы
[Tags|]

В качестве демонстрации указанного в прошлом посте явления – а именно, разделения советского общества на различные по своей «коммунистичности» подсистемы – хочется привести примеры жизни двух людей. Которые прекрасно показывают, что же тогда имело отношение к построению нового общества, а что – нет. (Ну, и разумеется, то, насколько же бессмысленны и лживы все «официальные наименования» - впрочем, сейчас мало кто сомневается в последнем.)

Итак, один из них открыто именовался «коммунистом», поскольку являлся членом коммунистической партии со стажем в несколько десятилетий. Более того – вступив в партию, он сразу же стал политкомиссаром – т.е., человеком, который учил всех остальных особенностям коммунистического мировоззрения. Причем, судя по всему, делал это очень хорошо – потому, что чем дальше, тем выше поднимался наш герой по «партийной лестнице». Скажем, через шестнадцать лет после вступления в ВКП(б) он был уже первым секретарем Московского горкома, а через двадцать – первым секретарем Украинской СССР. (Формально – «главным коммунистом» одного из крупнейших государств Европы.) Наконец, после 31 года партийного стажа данный субъект становится секретарем Центрального Комитета партии – т.е., входит в состав самых-самых-самых высоких «коммунистических авторитетов» в стране.

Но и это еще не венец его карьеры – поскольку в 1953 году наш герой оказывается Первым Секретарем Коммунистической Партии Советского Союза, а реально – фактическим главой этого государства. В должности которого и пребывает вплоть до выхода на пенсию. А точнее, «выхода на пенсию», но это, разумеется, уже совершенно иная история. Поскольку для нас важно не то, как Никита Сергеевич Хрущев – а речь тут шла именно о нем – оказался в конце своей жизни «почетным пенсионером» вместо Первого Секретаря. А то, что в середине 1950 годов именно он считался одновременно главой СССР, главой КПСС и главой всего «мирового коммунизма». (Правда, с последним у него очень скоро не заладилось – но это, опять-таки, сути не меняет.)

* * *

Однако оставим дорогого Никиту Сергеевича, и перейдем к другому нашему герою. И, прежде всего, скажем, что последний никогда не был коммунистом – в смысле, членом Коммунистической партии. Ни в молодости, ни в зрелости, ни в старости. Более того – он даже комсомольцем умудрился не побывать! (Хотя так же поучаствовал в Гражданской войне – несмотря на свой малый возраст.) Однако именно с ним в настоящее время принято связывать представления о коммунизме. Поскольку Иван Антонович Ефремов – а речь идет именно о нем – в реальности сделал для перехода к данному обществу гораздо больше, нежели Первый Секретарь ЦК КПСС, а равно – и все остальные партийные секретари, вместе взятые. (Включая Генеральных.) Более того – можно сказать, что именно благодаря Ефремову (вместе со Стругацкими, которые, кстати, так же не был членами партии) удалось сохранить ту нить, которая протянулась от коммунистических идей прошлого к коммунистическим идеям будущего. (Через тьму антикоммунизма, наступившую в 1980 годах, и до сих пор еще не завершившуюся - но уже начавшую рассеиваться.)

Ну, а Хрущеву досталась незавидная роль человека, «не смогшего в коммунизм». В смысле – имея ресурсы, которых не было у его предшественников на должности «руководителя Советского государства», он имел вполне очевидную возможность направить развитие советской страны по пути движения к данному типу общества. Но в реальности все ограничилось известным обещанием («нынешнее поколение советских людей будет жить при коммунизме»), а так же бессмысленными «шараханиями» из стороны в сторону вместо четко распланированного движения в будущее. (Начиная с посадок пресловутой кукурузы и заканчивая созданием не менее пресловутых «совнархозов».) В результате чего время было потеряно, а главное – было утеряно то самое «коммунистическое» состояние масс, при котором действительно была возможность перехода.

Впрочем, понятно, что в реальности все было гораздо сложнее. Ведь на самом деле ни к какому коммунизму Никита Сергеевич переходить не собирался – просто потому, что ему это было совершенно ненужно. Поскольку основной целью жизни данного человека выступало ни что-нибудь, а стремление к власти. И вся жизнь будущего Первого Секретаря, по существу, представляла собой реализацию этого самого стремления. Отсюда такое «увлечение» чисто партийной работой при полном игнорировании всего остального. (Т.е., Хрущев в любом случае – не «сталинский технократ», вроде Устинова или Берии.) Впрочем, это не означает, что данный деятель был плохим человеком. И большая часть тех бед, которая приписывается данному деятелю «сталинистами», на самом деле имеют малое отношение к реальности.

* * *

В том смысле, что он вряд ли мечтал о «реставрации капитализма», равно как и о том, чтобы «оклеветать Великого Вождя». Поскольку его знаменитый «секретный доклад» на ХХ съезде КПСС преследовал, в общем-то, одну-единственную цель. А именно – обезопасить себя от других претендентов на высший пост. Другое дело, что провести данную операцию «за один раз» ему оказалось невозможным – потребовалось еще два съезда,, прежде чем произошло исключение знаменитой «Антипартийной группы». (После чего Хрущев «расслабился» - а зря!) Собственно, именно в этом – и больше ни в чем – и состоял весь его «антисталинизм». (При живом Иосифе Виссарионовиче Хрущев был одним из самых преданных ему людей – настолько, что ни один «политический процесс» его карьеру не испортил.)

Ну, и конечно же, ничего плохого он советским людям не желал – скорее наоборот. Скажем, хрущевки строил – хотя, конечно же, опираясь на созданное его предшественником индустриальное домостроение. Или, скажем, зарплаты повышал – правда, вместе с ценами, но это уже другой разговор. (В целом, уровень жизни при его «правлении» повысился – несмотря на все эксцессы.) Кроме того, в «хрущевских период» были сделаны существенные вложения в передовые отрасли народного хозяйства, а так же – впервые поднят вопрос о превращении науки в ведущую производительную силу. Однако уровень подобных изменений был однозначно недостаточным – в ту же «кукурузу» или «совнархозы» было вложено гораздо больше средств. И уж конечно, у действий Хрущева не было той последовательности, которая должна была бы быть при условии понимания им процесса коммунистического строительства.

То есть: официальный «первый коммунист» страны и мира оказался в данном смысле совсем не коммунистом. Впрочем, как уже говорилось, удивляться этому было бы странным – поскольку само продвижение человека по иерархической пирамиде (а партийная пирамида была иерархической) вряд ли может способствовать появлению подобного свойства. (Тут еще раз стоит сказать, что предыдущие руководители страны сформировали свое убеждения и мировоззрение при совершенно иных условиях – тогда, когда ни о какой власти они даже мечтать не могли.) И значит, ожидать каких-то особых «коммунистических качеств» от личности, всю свою жизнь занимавшейся «стремлением наверх», было бы крайне странным. Ну, а если бы у него не было подобного стремления, то странным было бы ожидать такого человека на вершине советской иерархии.

* * *

Как это можно увидеть на примере Ефремова: человека, который был коммунистом не по партбилету – коего, как было сказано выше, он просто не имел – а по всей своей жизни. В том смысле, что будущий великий писатель не просто не делал своей самоцелью «продвижение в иерархии» - но буквальным образом исключал эту иерархичность из своей жизни. Даже в научной среде – поскольку он самого начала делал ставку на практическую, «полевую» деятельность вместо ведения «академических интриг». И тогда, когда некоторые «ученые» (в кавычках) выбивали себе «теплые» и высокооплачиваемые места в академических институтах, он тратил свои силы на сложнейшие экспедиции. (Причем, занимался этим Ефремов даже тогда, когда здоровье было уже подорвано.) Да, разумеется, на указанном «поле» он достиг серьезного успеха – в том смысле, что стал доктором наук и лауреатом Сталинской премии. (Что являлось высокой наградой в научной среде.) Однако все это было сделано буквальным образом «руками и головой» -- без каких-либо попыток аппаратных игр.

Более того – именно необходимость участия в подобном деле ради продолжения «академической карьеры», по сути, и стала главным основанием для ухода Ефремова в писательство. (В том смысле, что он понял: на данном этапе наука закончилась, и для дальнейшего «роста» в смысле академического статуса потребуется заниматься совершенно иными вещами.) Впрочем, не менее важным тут стало и то, что именно в указанный момент – т.е., в середине 1950 годов – он понял, что существуют вещи, еще более значимые, нежели изучение процесса биологической эволюции. Разумеется, речь идет о создании действенной модели коммунистического общества – которая и была показана в «Туманности Андромеды». Кстати, тут сразу же стоит сказать, что – вопреки утверждениям бесчисленных современных критиков – эта «холодная» и «условная» модель оказалась очень хорошо воспринята читателями. И народ буквально «давился» за журналами и книгами, дабы прочитать скучную – по мнению некоторых –историю про Дар Ветра и Эрг Ноора.

Что же касается советских властителей, то они, в общем-то, относились к нему ровно – в смысле, никак. Поскольку отрицания существующего режима у него не было, ну, а коммунизм показывался в таком отдаленном (более, чем через тысячу лет) будущем, что к тогдашней власти все это имело отношение не больше, чем к Альфа Центавре. (Точнее, к Альфа Центавре «Туманность» была много ближе.) Впрочем, то же самое можно сказать и про те произведения Ефремова, где действия происходили в «наше время». (Часть «Рассказов о необыкновенном», «Лезвие бритвы».) В том смысле, что к главному вопросу, волновавшему людей, находящихся «наверху» - вопросу о власти – они не обращались, а значит не имел для властителей никакого значения. (Единственное произведение Ивана Антоновича, где была явно упомянут данный вопрос – «Час Быка». Который, по существу, и получил резко отрицательную реакцию.)

* * *

В общем, можно сказать, что настоящий коммунист – т.е., человек, сделавший для понимания коммунизма гораздо больше, нежели все «официальные» пропагандисты и агитаторы – Иван Ефремов оказался «параллельным» организации, носящей имя «Коммунистическая партия». Что, впрочем, совершенно не на что не повлияло – ни на самого писателя, ни на судьбу страны. Однако сильно повлияло на судьбу коммунизма в будущем – поскольку, как уже было сказано, именно эта, «параллельная» советскому официозу деятельность в реальности помогла «сберечь идею» в тот момент, когда, как казалось, все было потеряно навсегда.

Впрочем, о данном вопросе – как и о других, крайне важных вещах – надо говорить уже в отдельной теме…



источник - anlazz 
[3 ссылок 69 комментариев 2300 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
СсылкаОтветить

promo topbloger november 1, 2020 19:44 232
Buy for 40 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…