Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Categories:

"Вектор" неподалеку от меня

Центр вирусологии «Вектор» находится недалеко от Академгородка – в наукограде Кольцово, который был построен одновременно с центром вирусологии, как место жительство для ученых. По рассказам бывших сотрудников, главная задача была противостоять недружелюбной Америке и найти способ защиты от любого биологического оружия. Сейчас территория «Вектора» – мини-городок, огороженный высоким бетонный забором, по периметру развешаны видеокамеры.


Центр вирусологии настолько закрытое учреждение, что попасть туда человеку извне практически невозможно. Пропуск выписывается на уровне главного санитарного врача страны Анны Поповой, которая такие письма с просьбами заворачивает пачками. Вот и сейчас – когда в «Векторе» кипит работа: одни ученые проверяют анализы людей со всей страны на китайский коронавирус, другие – разрабатывают вакцину, - корреспондентам "Комсомольской правды" сказали, что вход запрещен.

- Да и некогда им с вами разговаривать, круглые сутки в лаборатории. Я видел директора научного центра, он вообще не отдыхает, постоянно на связи с Москвой. Туда сейчас привозят анализы не только россиян, но и из других стран. К тому же ученые стремятся изобрести вакцину к лету, к июню, у них сейчас горячее время, - ответил журналистам мэр Кольцово Николай Красников на просьбу помочь получить доступ в лаборатории Вектора.

Еще один повод не пускать журналистов – безопасность.

- У нас хранятся самые опасные вирусы планеты! Здесь споры Сибирской язвы, Эбола, Черная оспа! Какой репортаж? Режимный объект, - объясняют в «Векторе» по телефону. Коллекция действительно очень большая. Вторая такая есть только в Атланте, в Америке.

Но сейчас всей стране интересно – что же это за «Вектор», где лучшие российские микробиологи придумывают спасение от мировой напасти.

Корпуса центра окружает забор – метра два, сверху него - решетка. Через каждые 30-40 метров стоят столбы, на них навешаны видеокамеры и громкоговорители. Изредка вдоль забора мелькают люди в военной форме. Есть несколько проходных, мы подошли к той, что для машин. В конце рабочего дня охранник выпускает сотрудников, смотрит каждому в глаза, проверяет наличие желтой карточки – пропуска. Рядом бегает помощница с хвостом – охранная собака.

Охранник также категорически отказался пропустить журналистов, так что что же происходит за закрытыми дверями «Вектора», они решили узнать у бывших сотрудников, раз к нынешним не подобраться. За помощью обратились к директору научно-производственной фирмы «Исследовательский центр» Александру Леляку – он выпускает БАДы, косметику и ветеринарные препараты. Но это сейчас Леляк – бизнесмен. А ранее работал в одной из лабораторий, к опасным вирусам отношения не имел, но хорошо знает, как все в «Векторе» внутри устроено. Наш спикер – находка – еще и потому, что его предприятие находится на той самой супер-секретной территории, за тем же забором, что и научные корпуса ГНЦ ВБ Вектор. Получается, чтобы попасть к нему, надо проехать через проходную со строгим охранником. Но снимать на фото и видео тут тоже ничего нельзя.

Хотя что там снимать? Ни ученых в скафандрах, ни людей в масках. Представьте себе территорию большого завода с кучей корпусов – с виду тоже самое. Но это только внешне – «Вектор» серый и неприметный.

Здание, где состоялась беседа с Леляком — типичный корпус «Вектора». Но лабораторий тут не было, раньше тут находился склад вирусологического центра. А потом площадь стали сдавать в аренду.

- Это была секретная закрытая структура под названием «Микробиопром советского союза». Решение о создании ее приняло правительство СССР в 1974 году, - рассказывает Леляк. - В эту структуру включили все ведущие микробиологические лаборатории страны. Головным предприятием стало НПО «Вектор». Строительство которого было начато через четыре года после принятия решения. В комплекс НПО должны были войти сотни научных и производственных корпусов и научный городок для сотрудников. К 90-м годам успели построить первую из пяти запланированных очередей строительства. Строили в чистом поле, в основном заключенные. При этом место выбирали целенаправленно, чтобы роза ветров была от Новосибирска. Соответствующее расстояние. Чтобы в случае чего, сами понимаете…

«А ЕСЛИ ПРОБИРКА РАЗОБЬЕТСЯ?!»

Научный центр всегда находился под семью замками. Безопасность была на первом месте. Вот и сейчас на наивный вопрос: «А что будет, если пробирка с анализами на коронавирус из условного Екатеринбурга разобьется по пути в Новосибирск?» ученые смеются. И описывают «матрешку», которая едет через тысячи километров:

- Пробирка не стеклянная, а пластиковая. Как она разобьется? Во-вторых, пробирки помещают в специальные укупорки, а потом в металлическую колбу (похожа на термос). Причём вкладываются в нее, будучи обмотанными салфетками с дезраствором. Далее металлическая колба помещается либо в ещё одну колбу, либо в некую специальную посылку, - описывает другой бывший работник «Вектора» Александр Чепурнов. В прошлом он заведовал лабораторией особо опасных инфекций в научном центре. А сейчас работает в Институте экспериментальной клинической медицины СО РАН.

- Утечки инфекции быть не может, - считает и Леляк. – Для того чтобы работать с инфекциями, были санпропускники, где ты переодеваешься, моешься, тебя там обрабатывают специальными растворами. Спецодежду надеваешь — «Антибелок» костюм называется. Когда выходишь, порядок обратный, нагишом все это проходишь. Инженерные системы специализированных корпусов со 100% гарантией обеззараживают воздух, стоки, исключают возможность выноса инфекции персоналом.

«УКОЛОЛА ПАЛЕЦ И УМЕРЛА»

Но несмотря на повышенные меры безопасности на «Векторе» иногда случаются ЧП. Касаются они персонала. Ученые находятся в защитных костюмах, которые больше похожи на скафандры, но самыми незащищенными остаются пальцы – резиновую перчатку проткнуть иголкой на раз-два. Такая история в 2004 году произошла с лаборанткой Антониной Пресняковой. Женщина работала над вакциной от «Эболы». Ставила опыты на морских свинках. Когда вводила вирус в одну из юрких подопытных, проколола перчатку. Хоронили лаборантку в запаянном цинковом гробу…

А другой ученый – Николай Устинов – в прямом смысле слова последние дни жизни отдал науке. Случайно инфицировался, умирал и вел дневник. Описывал все муки, которые испытывает больной вирусом.

- Устинов вместе с лаборантом делал забор крови у морской свинки, которая была заражена. Лаборант нечаянно проткнул животное насквозь и царапнул иглой Николая, - вспоминают ученые трагические события конца 80-х. Дневник, который вел Устинов, скорее всего уничтожили. Даже вдове не показали, что именно писал в нем вирусолог.

Леляк вспоминает о других опасных экспериментах. Один назывался «Плавание». Что именно испытывали, не говорит, а вот принцип его расшифровывает. Человеку ставили прививку, а потом работали в лабораториях, ставили опыты. Перед завершением опыта — карантин. После завершения опыта — карантин. Один опыт длился в среднем полгода. Как будто человек действительно ушел в плавание.

- Люди уходили в соответствующие общежития, ждали, заболеют или не заболеют. Это и был карантин, - описывает Леляк.

Вот такая, пусть и очень короткая, экскурсия в засекреченный центр вирусологии, где создают вакцины от самых страшных вирусов планеты.

*с использованием информации и материалов сайта газеты КП-Новосибирск (материал с пометкой "эксклюзивно КП")



источник - freken_magda 
[0 ссылок 57 комментариев 2900 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: freken_magda
Subscribe

promo topbloger ноябрь 1, 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments