Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Categories:

Реальная летальность от ковида в России в апреле – 7,8%

В соответствии с официальными данными реальная летальность от коронавирусной инфекции в России в апреле 2020 года составила 7,8%. Это на 32% ниже, чем в среднем в мире, но более чем вдвое выше, чем в странах с политикой обязательной иммунизации населения вакциной БЦЖ. Официальный российский показатель сопоставим с уровнями летальности в Финляндии, Сальвадоре, Японии, Пакистане, Словении, Замбии.

Вице-премьер российского правительства Т.Голикова в последние дни энергично привлекала общественное внимание к величине российского показателя летальности от коронавирусной инфекции.

Вице-премьер Татьяна Голикова опровергла сообщения западных СМИ о занижении данных по смертности от коронавируса в РФ, отметив, что уровень смертности в РФ в 7,6 раз ниже, чем в мире в целом. "Мне очень приятно, что Financial Times смотрит наши встречи с президентом страны, слушает, что мы обсуждаем, но я еще раз хочу подчеркнуть, что те данные, которые я вчера приводила на встрече с президентом России относительно того, что уровень летальности в РФ в 7,6 раз ниже, чем в мире в целом, он таков. И мы никогда не манипулировали официальной статистикой", – сказала Голикова на брифинге во вторник.

Это же соотношение – 7,6 раза – было воспроизведено в письме посла России Андрея Келина в адрес газеты Financial Times, опубликованном 15 мая на сайте газеты и ставшим ответом на ранее опубликованную в ней статью о смертности от заболевания, вызываемого коронавирусом, в России: «уровень смертности по России в 7,6 раза ниже среднего показателя в мире».
Нетрудно видеть, что Т.Голикова, а вслед за ней А.Келин и многие другие лица, воспроизведшие и воспроизводящие сейчас указанное соотношение, совершили несколько грубых подмен.

Во-первых, газеты Financial Times и New York Times, подвергшиеся в последние дни агрессивной критике со стороны российских государственных чиновников, посвятили свои материал величине смертности в России – то есть абсолютному числу смертей (измеряется числом умерших за период). На материалы указанных газет о смертности Голикова ответила, приводя значения летальности – т.е. отношения числа умерших к числу заболевших (измеряется в процентах).
Во-вторых, соотношение «7,6 раза» является некорректным. Согласно данным сайта https://www.worldometers.info/coronavirus/ на 11 мая соотношение, о котором заявила Голикова, составляло не 7,6, а 7,4 раза. Именно такое соотношение – «7,4 раза» – та же Голикова назвала 11 мая на совещании по санитарно-эпидемиологической обстановке в России в присутствии В.Путина: С декабря 2019 года в мире продолжается регистрация случаев новой коронавирусной инфекции. ...доля летальных исходов к концу апреля выросла практически в 3,5 раза и составила по состоянию на 10 мая 2020 года 6,8 процента. ...позволили иметь достаточно низкие показатели летальности в Российской Федерации, которые сегодня в 7,4 раза ниже, чем по миру в целом.
Соотношение значений летальности для всего мира и России по данным вышеуказанного сайта по состоянию на 11 мая 2020 года (6,8% и 0,9% соответственно) действительно составляло 7,4 раза.

Однако, и это в-третьих, указанное соотношение «7,4 раза», а также названное Голиковой значение летальности для мира в 6,8 процента относятся не к реальной летальности, а к т.н. текущей накопленной летальности на определенную дату. Иными словами, это отношение числа всех смертей на определенную дату к числу всех заболевших на ту же дату.

Это не очень корректный показатель.

Если по итогам значительного периода времени, например, года, такой показатель может в целом верно отражать ситуацию, то на относительно коротком периоде времени при его использовании происходит существенное искажение фактической картины. Дело в том, что из-за длительного периода болезни часть летальных случаев у заболевших в анализируемом периоде фиксируется в последующем периоде. В силу различных траекторий развития эпидемии в разных странах международные сопоставления по этому показателю также не являются аккуратными.

Для того, чтобы получить адекватную картину реальной летальности, необходимо сравнивать число смертей в течение определенного периода со всем числом заболевших за то время, в течение которого заболели лица, скончавшиеся в течение анализируемого периода. Этот способ расчета использует подход, известный под названием процедуры Каплана-Мейера (ПКМ).

В упрощенном варианте ПКМ период времени, в течение которого оценивается число заболевших, сдвигается на более раннее время на отрезок времени, равный средней длительности болезни в случае летального исхода пациента.

В случае нынешней эпидемии в России средняя длительность болезни в случае летального исхода пациента составляет 19 дней.

По официальным данным в России от ковида в течение апреля скончались 1063 человека.
По официальным данным число заболевших ковидом в России с 12 марта по 11 апреля (период, смещенный на 19 дней от начала и конца апреля) составило 13570 человек.
Таким образом, реальная летальность (case-fatality ratio, CFR) от ковида в России в апреле составила 7,8% (1063 : 13570 = 7,8%).

Рассчитанная таким же способом реальная летальность от ковида во всем мире в апреле составила 11,5%, а в странах, проводивших и проводящих политику обязательной иммунизации всего населения вакциной БЦЖ – 3,8%. Таким образом, российский показатель летальности от коронавируса оказывется на 32% ниже среднемирового, но более чем вдвое выше, чем в странах, проводящих политику обязательной вакцинации БЦЖ, к которым относится и Россия.

Значения летальности от коронавирусной инфекции, близкие к российскому уровню, имеются, в частности, в следующих странах:
Финляндия – 7,2,
Сальвадор – 7,6,
Япония – 7,0,
Пакистан – 6,7,
Словения – 7,3,
Замбия – 7,5.

В-четвертых, рассчитанная таким же образом реальная летальность от ковида в Москве в апреле составила 7,2% (639 : 8834 = 7,2%).

В-пятых, в своем известном заявлении Департамент здравоохранения Москвы допустил возможность отнесения всей дополнительной смертности в апреле к смертности именно от коронавируса:...даже если отнести всю дополнительную смертность за апрель в Москве к коронавирусу, смертность от COVID будет чуть больше 3%, что ниже официальной смертности в Нью-Йорке и Лондоне (10% и 23% соответственно). При этом, если произвести такой пересчет в этих городах, смертность в них составит 13% и 32% соответственно.
Таким образом, если всю дополнительную смертность за апрель в Москве отнести на счет коронавирусной инфекции (по данным Департамента здравоохранения Москвы это 1841 человек), то полный реальный уровень летальности в Москве в апреле 2020 года составил 20,8%.

В-шестых, прямое сравнение реальных уровней летальности от ковида в России и Москве, с одной стороны, и Великобритании и США, Лондоне и Нью-Йорке, с другой стороны, некорректно. Прежде всего это связано с разной возрастной структурой населения этих стран, поскольку среди пожилых граждан уровень смертности заметно выше, чем во всем населении). Удельный вес населения старше 65 лет в России составляет 14,7%, в США – 16,0%, в Великобритании – 18,0%.

Кроме того, в России, в отличие от указанных западных стран, все население страны в течение нескольких поколений было полностью иммунизировано вакциной БЦЖ. Как показывают международные сравнения, в тех странах, где в течение нескольких десятилетий проводилась обязательная вакцинация всего населения вакциной БЦЖ, летальность от ковида в среднем в 2,2 раза ниже, чем в странах, не проводивших такую политику вакцинации (3,8 и 8,5% соответственно). Таким образом, только за счет одного фактора – обязательной иммунизации населения вакциной БЦЖ сравнительные уровни летальности в России, с одной стороны, Великобритании и США, с другой, должны были бы различаться в 2,2 раза.

Реальная летальность от ковида по официальным данным в апреле 2020 года в США составила 11,2%, в Великобритании – 32,1%.

Таким образом, с учетом двух упомянутых факторов приведенная с учетом факторов структуры населения и политики БЦЖ-вакцинации реальная летальность от коронавирусной инфекции в России (по официальным данным) оказывается более высокой, чем в США, и более низкой, чем в Великобритании.

Если же отнести данные о полной избыточной смертности в апреле на счет коронавируса (как допускает 6-й пункт выше процитированного заявления Департамента здравоохранения Москвы), то полная реальная летальность от ковида в России оказывается выше не только американского, но и британского показателей.

В-седьмых, комментарии российских чиновников последнего времени, часто ссылающиеся на международные сопоставления, намекают на якобы более высокую эффективность эпидемической политики, осуществляемой в России, по сравнению с мерами, предпринимаемыми в других странах, в частности, в США и Великобритании. Такие намеки вызваны в лучшем случае неинформированностью указанных российских чиновников о реальном положении дел (если не намеренным его искажением).

Один из самых очевидных показателей успешности (или неудачи) проводимой противоэпидемической политики – это величина роста числа заболевших в стране в результате применения государственных ограничительных мер.

Специалисты Оксфордского университета разработали Индекс строгости ограничительной государственной политики (Stringency Index), измеряемый в пределах от 0 (отсутствие каких-либо ограничений) до 100 (тотальный контроль), и рассчитали его значения для более чем 150 стран мира.

В течение 40 дней после того, как Индекс строгости в указанных странах достиг значения 37 (рубеж, на котором ограничения начинают отчетливо ощущаться гражданами), число заболевших ковидом в Великобритании выросло в 34 раза, в США – в 317 раз, в России – в 802 раза.

В течение 50 дней после того, как Индекс строгости в указанных странах достиг значения 37, число заболевших в Великобритании выросло в 44 раза, в США – в 425 раз, в России – в 1671 раз.

В течение 45 дней после того, как Индекс строгости в ниже упомянутых достиг значения 80 (рубеж очень жестких ограничительных мер), число заболевших в Эстонии выросло в 3 раза, в Норвегии – в 6 раз, в Дании – в 11 раз, в Ирландии  в 13 раз, в Италии, Великобритании, Турции – в 19 раз, во Франции – в 22 раза, в Испании – в 26 раз, в России – в 137 раз. В США Индекс строгости никогда не достигал значения 80, его максимальное значение находилось на уровне 72 в течение 12 дней в середине апреля, затем оно было снижено.

Таким образом, проводимая российскими властями эпидемическая политика оказывается не только исключительно жесткой, но и крайне неэффективной.


источник - aillarionov 
[167 ссылок 72 комментариев 4850 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: aillarionov
Subscribe
promo topbloger november 1, 2020 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments