Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Categories:

Россия и Белоруссия: торжество псевдолевых

Размышляя о последних событиях в Белоруссии (в августе 2020-х) я пришел к некоторым выводам, и первый из них заключается в том, что никакого левого движения у нас (ни в России, ни в Белоруссии) нет. Есть некоторое, по правде сказать, следовое количество тех, кого можно отнести к коммунистам, анархистам или там, социал-демократам, но погоды эти люди не делают. Основная масса так называемых левых состоит из особой генерации, которую можно отнести к «постсоветскими левыми». А это весьма специфический тип. Это люди, которых можно назвать левыми лишь условно, люди, которые искренне не понимают, в чем вообще суть социализма как движения, каковы его идеалы, ценности и цели.

В свое время один гнилушка, правда небесталанный (а кто о тебе расскажет лучше, чем твой враг?) написал стишок, в котором очень точно раскрыл суть постсоветских левых. Он то хотел «обрушиться» на коммунистическую идею «вообще», но поскольку сам этой идеи не понимает, описал то, что верно подметил в постсоветском как бы левом движении.

Стишок этот называется «Держава». Начинается он со слов

«Ах, какая была держава!
Ах, какие в ней люди были!
Как торжественно-величаво
Звуки гимна над миром плыли!
Ах, как были открыты лица,
Как наполнены светом взгляды!
Как красива была столица!
Как величественны парады!...
»

Прочитайте, кто еще не читал.
Так вот постсоветские левые — это они и есть – герои, от лица которых читается это стихотворение, поэтому любые намеки на описанное и кажутся им социализмом. Они не понимали и не понимают, как не понимает и сам Нестеренко, в чем была суть первого в мире социалистического государства рабочих и крестьян, а что - не более чем формой, которую лепила трагическая история XX века. И форму принимают за содержание. И до сих пор, и не только в отношении СССР, но и в отношении, в данном случае Белоруссии, не могут различить и отличить фашизм от социализма.

Оттуда и миф о «заповеднике социализма в Белоруссии. Ну как же, есть и флаги, и парады, и столица хороша и чиста, и орлиный взор вождя…

Дорогие мои, социализм не живет в заповедниках. Пока он жив, он выплескивается во вне и меняет весь мир. Кстати сказать, даже небезызвестный железный занавес строил вовсе не СССР, а был объявлен Западом в лице Черчилля, конкретно - в знаменитой фултонской речи. При этом и фашизм известен постсоветским левым лишь как форма – при полном непонимании сути явления. Так что и с этой стороны разглядеть обыкновенный фашизм, коли он не занимается массовым умерщвлением евреев, цыган и славян, они не в состоянии.

В чем же проблема подобного взгляда на мир для левого движения в целом? Проблема в неспособности и нежелании как-то реально бороться за реализацию коммунистических идеалов. Ведь, собственно говоря, идеал у них один – вот та самая Держава. Следование этому идеалу и выражается в каких-то футуро-ностальгических мечтаниях об СССР-2.0. Я их очень хорошо понимаю. СССР ведь и моя родина, моя прекрасная страна, которой уже нет. Но коммунизм как идеал и как движение далеко не сводится к этому. Более того, большинство тех, кто еще помнит СССР, застали его уже в эпоху угасания, когда его коммунистическая суть все более истиралась и ветшала.

Так вот что я хочу сказать по этому поводу. Никакого реального левого движения на постсоветском пространстве не будет, пока основной формой его у нас являются постсоветские левые. Как в политике до последнего времени господствовали постсоветские политики, так и в левом движении, - постсоветские левые.

А эти левые ничего сделать никогда не смогут потому, что, не понимая сути социализма, они боятся слова «свобода», но очень любят слово «порядок». А ведь социализм, это о свободе, друзья мои. Собственно, новация Маркса в том и состояла: когда буржуазный либерализм говорил о свободе на базе политических свобод и неприкосновенности частной собственности, Маркс утверждал, что экономическая обусловленность социальной жизни (отношений людей друг с другом) есть базовая, принципиальная несвобода. И все остальные несвободы следуют из нее. Но эта экономическая обусловленность жизни людей исторически конечна, смертна, а, следовательно, и несвобода исторически конечна, и с концом экономической формации, концом капитализма, человек из царства необходимости вырвется в царство свободы.

Еще раз, социализм, это о свободе людей, а вовсе не о порядке. Конечно, тяжелейшая и трагическая борьба со старым миром определила формы первого в мире социалистического государства в сторону дисциплины, почти военной и порядка, почти тиранического – но суть, стремление, идеал социализма не в этом. Кстати сказать, во многом именно поэтому, когда в СССР стала изнашиваться и ветшать суть, форма сделалась для людей невыносимой.

Тем более сомнительны в хоть сколь-нибудь продолжительной перспективе попытки упорядочить советскими формами буржуазное содержание. Пока Лукашенко еще получал дотации от России в той или иной форме, ситуацию как-то удавалось смягчать. Как только дотации перекрались, ситуация начала развиваться по катастрофическому сценарию, ибо со своей экономикой, с «сохраненными заводами» все стало хуже и хуже. Я уже как-то писал, но постсоветские левые люди не просто невежественные, но агрессивно невежественные и принципиально не желают учится хоть чему то, что не укладывается в их куцый синодик. Не путайте плановое хозяйство с госпредприятиями, где целью является рост благосостояния общества, и рыночную систему, где владельцем контрольных пакетов крупнейших предприятий является государство. Это совершенно разные системы. Причем предприятиями управляют чиновники далеко не высшей пробы. Были варианты интеграции крупных белорусских и российских предприятий в единые концерны, способные увереннее выступать на мировых рынках, но фюрер не мог упустить их из рук, поскольку справедливо полагал, что контроль над крупнейшими предприятиями есть основа его власти.

Впрочем, сейчас я пишу не об этом, а о постсоветских левых. Так вот, постсоветские левые, как я и говорил, все эти советские формы организации порядка и принимают за «сохранение элементов социализма». И во многим в этом и лежит неспособность постсоветских левых к реальной политической субъектности, к организации массового левого движения.

И тут я хочу отметить два момента. Первый заключается в том, что сами постсоветские левые не рассматривают себя в качестве политического субъекта. Обычными являются разговоры, что де если не Лукашенко, (или Путин, например), то свядомые (или Навальный). Я даже не говорю о том, что и в том, и в другом случае, свядомые и Навальный выступают в роли «обезьяны Бога». Вопрос в том, что наши левые не могут увидеть третьей стороны попросту в себе. Им нужно к кому-то приткнуться, кому-то послужить, и в своей тяге к ПОРЯДКУ, они, как правило, готовы служить «начищенным голенищам». Даже когда разговариваешь с ними, они искренне не понимают: какой -то замкнутый круг в голове https://smirnoff-v.livejournal.com/391876.html?thread=13768132#t13768132
Нет левых сил как политического субъекта, потому что вот эти самые «левые» отказываются быть субъектом, оправдывая это тем, что левых как субъекта нет. Только и этот Уроборос есть вранье. Когда Удальцов организовывал именно левый протест, подавляющее большинство постсоветских левых не поддержало его и, более того, поддержало власть – потому что власть - это порядок, а как я писал выше, по мнению этих граждан порядок - это и есть социализм… ну, по большей части.

Второй же момент заключается в том, что не понятно, а с чем собрались онанирующие на «порядок» и «заводы» постсоветские левые идти к рабочим, даже появись у них такая идея. Дело в том, что «Завод» - это на самом деле не символ радости и счастья для пролетариата, а наоборот символ тяжелого угнетающего труда и эксплуатации. Чай не советский завод, который был не только производственной, но социальной, культурной и т.д. единицей. Хотя, надо заметить, что сам пафос рабочего счастья:
«Еще повсюду на земле
Предутренний покой,
А мы шагаем неспеша
Дорогой заводской…» в общем то, чужд марксизму. Пролетариат в отличие от всех остальных угнетенных классов борется за то, чтобы перестать быть собой, быть пролетариатом. И всякие логические кунштюки с превращением в «рабочий класс» - скорее вынужденный на определенном уровне развития производительных сил ход.

Но важнее еще один момент. Когда вы обратитесь к рабочим, вы им что, порядок будете воспевать? Так все это: «свое» место в обществе, мы- семья, неизменный порядок и согласие разных классов и социальных групп, это и есть идеологическая мякотка фашизма. Рабочим этот порядок совсем не нужен, ибо это враждебный им порядок. Т.е. получается, что обращаться к рабочим вам не с чем. Ваши позднесоветские идеалы с буржуазным наполнением откровенно превратились в фашистские. Конечно, ближе к взглядам Штрассера, но все же… Но это и не зачем, ведь и в Белоруссии, как и в России есть фюрер, который такие взгляды выражает, правда, не всегда внятно, но куда громче нежели вы. Так что вместо того, чтобы стать самостоятельной силой, вы бросаетесь на защиту вождей.
И тут нам, марксистам, с вами не по пути. К сожалению, нас очень мало. Левое поле как мухами засижено и загажено постсоветскими левыми, которые в очередной раз бросаются на защиту фюрерков, все также рассказывая про Сороса, НАТО, ЦРУ и печененьки. И горестно вздыхая, что «пролетариат уже не тот».

Трагедия момента заключается в том, что лучшей обстановки для торжества левых, как сейчас в Белоруссии, не было нигде с момента гибели СССР. В Белоруссии люди в подавляющем большинстве на самом деле не хотят Лукашенко. И на самом деле, также в подавляющем большинстве они не хотят свядомых - националистов. Собственно, Лукашенко еще не бежал в Россию только потому, что строит свою защиту на страхах и неприязни масс к националистам.

Рабочие, чуть ли не впервые (в Казахстане, правда, еще были протесты) выступили с политическими требованиями, причем не на одном, а на нескольких крупных предприятиях. И теперь подвергаются за это репрессиям, причем куда более серьезным репрессиям, чем можно было себе представить. Как будто сама история создала момент, когда левые впервые могли бы обрести явную политическую субъектность и даже победить. Но те, кто называют себя левыми, в подавляющем большинстве выбрали сапог фюрера.

Единственно что радует, что это - не левые на самом деле. А левое движение в постсоветских странах нужно создавать заново. Причем, на основе настоящего марксизма и интернационализма.

……………………………….

(Само слово, фашизм, идет от и «fascio» - пучок, связка. Суть этой идеологии в представлении о единстве народа, противопоставленном борьбе классов, борьбе бедных и богатых. При этом народ должен жить, соблюдая порядок, где у каждого есть свое место. Не надо пытаться изменить этот порядок. Порядок, вообще, - фетиш разнообразных фашистских идеологий (нем. Ordnung, итал. Ordine).

К этому в германском и итальянском фашизме добавлялась идея о возможности восхождения, изменения своего места в этом порядке вследствие проявления особых сверхчеловеческих качеств – причем у немцев все это куда более чем у итальянцев сопровождалось нацистской прививкой в виде расовой теории. Собственно, из вот этой идеи сверхчеловека следовало обоснование индивидуальной диктатуры – того, кто проявляет наиболее сверхчеловеческие качества, имеет право властвовать над массой. Так что фашизм как правило сопряжен с индивидуальной диктатурой).

источник - smirnoff_v 
[1 ссылок 50 комментариев 3900 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: smirnoff_v
Subscribe
promo topbloger november 1, 2020 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments