Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Category:

Основы боевого выживания (часть вторая)

Приближался момент истины, то есть – командировка зимой в район, изобилующий реками, речушками, ручьями и прочими водоёмами, которые на зиму не замерзали, а окружающая температура и влажность не оставляли шансов на нормальную работу и жизнедеятельность.
Я поспрашивал тех, кто планировал ехать со мной в одну партию – как они видят этот замысловатый процесс. Ответы были, так же, в лучших российских традициях и объединялись двумя стратегическими принципами «Решать проблемы по мере их поступления» и «Забитый болт – залог успеха».
Что-то в этом было рациональное и близкое мне по духу, но, взявшись за решение вопроса, стоило его довести до логического конца. В обозначенном «Спутнике разведчика» о переправе говорилось немногословно. Предлагалось, например, «таджикским» способом отделению солдат встать в кружок, обняться и дружной ватагой перебрести горную речку вброд. Что делать, если, вдруг, глубина окажется, метра полтора и группу таджиков начнёт накрывать вода с головой, в книжке не говорилось. Видимо, авторы опуса переправлялись через реки, исключительно, теоретически.
Я, совсем было, загрустил, но тут провидение послало мне с неба знак особого расположения – в группу пришёл новый командир. Был он фанат, нет, не фанат, а, как бы это выразиться, был он, собственно, самим Спецназом во плоти, неким, идеально подогнанным под войну, спустившимся с небес, боевым ангелом, которому Господь, наконец-то, поручил навести порядок в российской армии, изрядно разболтавшейся за прошедшие годы. Правда, в этот раз, Господь был сверхэкономен и звание у Командира было очень небольшое, по военным меркам, соответственно, порядок он мог навести, исключительно, в масштабе группы. Но и этого было немало.
Первый вопрос, который он задал при знакомстве с личным составом группы – «Почему до сих пор в экипировке группы нет верёвок?», и я понял, что победа будет за нами. Верёвки мы купили со скромной солдатской получки в ущерб запасу курева.
На досуге я обсудил с ним наболевший вопрос, и Командир с лёту ухватил суть проблемы. Для него это была не первая и не вторая командировка и мы поняли друг друга с полуслова. Изучив, для начала, вопрос в теории, мы пришли к определённым выводам:
1. В учебно-методической литературе вопрос переправы разведгрупп через незамерзающие водоёмы не отражён никак, по крайней мере, нам и нашим начальникам об этом не известно.
2. Вопрос стоит остро, в предполагаемом районе действия отряда количество рек очень велико, и построить маршрут движения без пересечения рек и ручьёв, практически, невозможно, а, каких-либо, штатных средств для переправы нет и не будет.
3. В основном, группы разведки реки преодолевают так:

Что для нас является абсолютно неприемлемым. Все подобные места боевики очень хорошо знают, контролируют и имеется очень высокая вероятность попадания группы в засаду или подрыв на СВУ.

4. Вопрос необходимо отработать до отъезда в командировку полностью, в том числе – практически.
Поскольку, было лето, незамерзающие водоёмы были с, довольно, тёплой водой, но, тут ничего поделать было нельзя. Разработав нехитрый алгоритм действий, мы направились к протекавшей неподалёку от лагеря, речушке, сонной и неглубокой, с травянистыми берегами и плакучими ивушками в окантовке. Бойцы группы, предвкушая купание в тёплый летний день, радостно посмеивались и ничуть не проникались важностью момента. Грусти одни связист, которого пообещал убить командир роты связи, если тот намочит станцию или закоротит батареи. Гермомешка у нас не было и связь пришлось заматывать в обычный целлофановый мешок, что было крайне неудобно и непрактично. Натянули верёвку, поочерёдно попробовали подвигаться над парной водой, вначале – налегке, без обуви, без оружия, потом – усложняя каждый раз, утяжеляя выкладку и ускоряя темп.
Всё это напоминало мальчишескую возню на турслёте в школе, не хватало, лишь, зелёной палатки с костром и грудастой пионервожатой в красном галстуке.
Основная проблема, с которой мы столкнулись, была стара, как сама российская армия. Это – совершенно необъяснимая недооценка противника и реальных условий, в которых предстоит действовать фактически. Все учения, манёвры, занятия в нашей непобедимой и легендарной, всегда проходили при полном отсутствии какого-либо внятного противодействия врага.
Даже на больших показушных учениях «красные» всегда бодро и уверенно атаковали с ходу «синих», как лицо дворового алкаша и такого же вялого противника, который при малейшем появлении наших войск убегал в ужасе, оставляя вместо себя знакомые до боли, стрелковые направления с фанерными мишенями на заранее проверенных дистанциях. Об эту проблему российское воинство спотыкалось не один и не два раза, но, выводов, традиционно, не делало никогда, после любой войны или военного конфликта, уцелевшие генералы начинали с упорством, достойным лучшего применения, готовиться к прошедшей войне.
Даже легендарные спецназовские «скачки» - соревнования групп разведки от веку и поныне проводятся летом. Видимо, предполагается зимой разведку не осуществлять.

фото - отсюда: onepamop.livejournal.com/1110108.html
В командировке же, на второй задаче мы применили свои навыки практически.
Действовать пришлось южнее села Даттых, с переходом реки Фортанги. Получив задачу от комбата, Командир попытался, было, уточнить – как и где преодолевать водную преграду, но, комбат традиции соблюдал чётко и ответ его за рамки этих традиций не выходил. Мы приготовились к подвигу.
По имеющейся оперативной информации в районе действовала бандгруппа численностью до 25 человек с неустановленным числом сочувствующих в окрестных сёлах, поэтому, все наши передвижения и манёвры до выхода в район фиксировались и передавались в лес моментально. Соответственно, засадить нас могли в любой момент и в самом неудобном положении. Одно из этих положений было, как раз, преодоление реки.
Действовать пришлось быстро и слаженно, риск нарваться на засаду был существенным.
Вот как это было.
К предполагаемому месту переправы вышли на рассвете. Накануне, с Командиром изучили карту района и выбрали несколько подходящих мест для переправы. По условиям, места должны были иметь превышение нашего берега над противоположным, ширину преодолеваемого потока не более 12 – 15 метров, просматриваемый участок местности на противоположном берегу, наличие объектов для закрепления верёвок.
Отметили несколько таких участков, определили возможность засады противника, направления стрельбы, районы отхода, координаты для артиллерийской поддержки, в случае чего.
Выйдя к одному из участков предполагаемой переправы расположили группу в боевом порядке. Командир определил очерёдность переправы и действия каждого, в случае осложнения обстановки. В том числе – если полностью группу переправить не удастся.
Перетащить верёвку на противоположный берег должен был один, толковый и рукастый боец, который был, собственно, пятьдесят на пятьдесят – смертником, как бы это пафосно не звучало. Упасть и захлебнуться, например, и быть унесённым быстрым течением у него шансов было, гораздо больше пятидесяти процентов.
Группа замерла в ожидании.
- Симон – Командир остановил свой выбор на снайпере группы. – Пойдёшь через реку ты. Раздеваешься до пояса снизу. Обувь и штаны – в пакет, в рюкзак. Идёшь босиком, оружие в руках над головой. Верёвка - на поясе. Как только переходишь - очень быстро одеваешься, обуваешься, закрепляешь верёвку, проверяешь крепление, даёшь сигнал на переправу.
После этого занимаешь оборону впереди, пятьдесят метров и ждешь нас, не прекращая наблюдения. Понял?
Симон с глазами побитой собаки, едва заметно, кивнул.
- Викторыч, дай ему глотнуть, из стратегических запасов.
Я залез в рюкзак, где у меня хранился НЗ в виде фляги с чистейшим медицинским спиртом и дал её Симону. Ни до, ни после того, я никогда больше не видел, чтобы человек глотал девяностошестипроцентный спирт, как обычную воду, с задумчивым и спокойным выражением лица, без малейшего колебания лицевых мышц.
- Э-э, без фанатизма, ему ещё на тот берег идти – Командир прекратил акт спаивания личного состава и , глянув в глаза Симону, скомандовал:
- Готов? Пошёл.

Вся группа одновременно вздрогнула. На улице было шестнадцатое декабря, температура воздуха была минус пять градусов, температура воды – плюс четыре, скорость течения – пять метров в секунду.
Симон, покачиваясь на скользких обледенелых камнях, вошёл в воду. Даже, здесь и сейчас, когда я пишу эти строчки, у меня сжалось всё внутри от холода. А тогда…
Я смотрел на Симона и гадал – дойдёт – не дойдёт. Потому что, в случае чего, нырять за ним и пытаться его вытащить из воды должен был я. Таково было решение Командира.
Вода дошла Симону до пояса. «Ну, рывком, быстро, давай…» - я мысленно подбадривал его, одновременно готовясь спрыгнуть с обрыва в этот кипящий пенный поток. «Давай, Симон, осталось-то…»
Симон из последних сил рванулся, понимая, что если ещё немного простоит в этом жидком азоте истекающем из ингушских ледников, то, дальнейшая жизнь, сколько ему ещё её останется, будет для него совсем нелёгкой и неприятной и лишённой множества человеческих радостей.
Выбредя на обледенелый берег, Симон опёрся на винтовку, чуть ли, не руками переставляя ноги, отошёл от кромки воды, блестевшей на солнце забереговинами льда, кинул на ближайший валун полиуретановый поджопник, и, не спеша, словно в замедленной съёмке, натянул солдатские кальсоны , штаны от горки, и, наконец, загнал негнущиеся ступни в чёрные колодки берцев.
Мы, как один, выдохнули. Симон обернулся к нам, вяло помахал кистью руки, обозначая, что он, более-менее, жив и функционален, побрёл к торчащей из камней, кривой коряге с длинным хвостом верёвки за спиной. У него хватило сил закрепить на коряге узел, пройти метров двадцать вперёд, и, заваливаясь, сползти под корень огромного бука, выставив вперёд винтовку и просигнализировав «Веду наблюдение. Противника не вижу»
- Викторович, давай, пошёл быстрее – Командир хлопнул меня по плечу. Я щёлкнул карабином, напомнившим мне парашютное десантирование и лихо оттолкнулся от края обрыва.


Группа переправилась без проблем и потерь.
PS: С Симоном на удивление, ничего не случилось. Переправившись, я дал ему несколько раз глотнуть из своей фляги, но уже не спирта, а знаменитого и легендарного «абалаковского» коктейля, который я таскал вместе с сиднокарбом для подобных ситуаций. На этом горючем Симон продержался до самого вечера и даже не чихнул. Ночью я освободил его от наблюдения с своё время и наутро Симон, как ни в чём не бывало, был бодр, свеж и готов к дальнейшему выполнению задачи.
PPS: А могло быть и так. Командир переправлялся во второй половине состава. Его рюкзак, неудачно соскользнув, шлёпнулся в воду, правда, у самого берега. Командир полез его доставать, и, соскользнув с обледенелого валуна, упал в воду. Сильно не промок, но, к вечеру, когда мы расположились на ночную засаду, у него стремительно начала подниматься температура. Костёр разводить было нельзя, на улице было минус десять, а из лекарств в санитарной сумке были бинты и зелёнка. Благо, в группе эту ситуацию проигрывали не раз и кое-какой запас кое-чего имелся.
Столовая ложка с двумя толчеными таблетками парацетамола, аспирина, двумя граммами аскорбиновой кислоты и литровой кружкой чая сделали своё дело. Командира засунули с головой в сухой спальник, и он спал всю ночь и весь следующий день. Риск, конечно же, был огромный.
PPPS: верёвка закрепляется саморазвязывающимся узлом. В комплект штатного снаряжения группы не входила. Карабины – тоже, всё покупалось за свои деньги.


источник - jarus88 
[1 ссылок 59 комментариев 2000 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: jarus88
Subscribe
promo topbloger ноябрь 1, 2020 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments