Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Category:

Сектанты под кроватью

Изумился, что даже вокруг такого печального события, как смерть Владислава Крапивина, тоже разыграется какая-то просто тошнотворная и непристойная вакханалия. Не успело тело ещё остыть, а уже налетели шакалы и стервятники — стоило только провокатору кинуть на вентилятор. Как мне пояснил кто-то из комментаторов, что на самом деле тематика и тональность — довольно обычное явление в обсуждениях тем, связанных с писателем, в определённых кругах, просто это я не в курсах. Может быть. Копаться в этом охоты нет никакой.

Для меня совершенно не новость по ефремовским делам, что любая, самая светлая мысль, самая хорошая и добрая идея может быть извращена, вывернута буквально наизнанку, белое выставлено чёрным — и поражает даже не это, а зачастую буквально какое-то остервенение, сумасшествие занимающхся этим персонажей, даже не то что психологическая неполноценность, а по-моему вполне себе клиника. И банальностью будет сказать, что поражает какое количество этих больных на голову людей — их слишком много.

Всё-таки наше бытие совершенно шизофреническое, если рождает такое уродливое сознание. Это болезнь не только психическая, но и социальная, напрямую связанная с его экономическим строем — он всей системой своих отношений и ценностей рождает эгоистов-гипериндивидуалистов с садистическими наклонностями, но в то же время постоянно задавленных, униженных, которым требуется постоянная манифестация собственной значимости — которая неизбежно околонулевая в мире, где всегда найдётся кто-то богаче, выше по положению (и при том тоже не забывающий всем окружающим показать какое они говно по сравнению с их сиятельством), сильнее и в этой системе возвыситься можно только за счёт унижения кого-то или чего-то — подняться-то практически невозможно, большинство даже ходя по головам в этой системе обретатают весьма скромный достаток и более чем скромное влияние, которые не позволяют поплёвывать на окружающих с действительно большой высоты, зато получать плевки, да ещё и благодарно за это кланяться всякому дерьму нужно много и старательно. Соответственно всё что выше их, выходящее за рамки их убогих и ущербных представлений, требует непременно опустить всё даже не до своего уровня, а ещё ниже.

Впрочем, я тут не ставлю целью давать анализ подобных вещей, однако возмущение требует какого-то выплеска.

А отметить я бы хотел несколько иной момент. Что-то в последнее время вдруг уже неоднократно в моей переписке и ленте — по разным поводам — всплывала тема «сект». В русском языке вообще употребление этого понятия издавна — с царских ещё времён — было идеологически и при том негативно окрашено, с иной идейной позиции, но тоже с негативным значением оно бытовало в СССР — обычно в форме «религиозная секта», а затем на постсоветском пространстве оно окончательно обрело форму практически неразрывного словосочетания «тоталитарная секта» или «деструктивная секта». Хотя, надо заметить, что если следовать логике, то если есть тоталитарные и деструктивные секты, то должны соответственно быть и не являющиеся таковыми, а даже и наоборот — демократические и конструктивные; однако подобное вслух сказать мало кто решается. Правда, в некоторых текстах на тему можно встретить обороты типа того что за границей — скажем в Штатах — это слово имеет вполне нейтральное значение, означающее просто религиозное объединение, без всяких коннотаций. Однако у нас — особенно после бурной деятельности действительно ушибленных на всю голову всяких «Белых братств» — а заодно и яростно борющейся со всеми конкурентами на рынке человеческих душ секты под названием «РПЦ» вообще и конкретных её и около неё деятелей вроде пресловутого Дворкина в частности — подобные размышления и смыслы даже не встречаются и обывателю в голову не приходят. Честно говоря, и у меня после стольких лет накала соответствующей пропаганды первая ассоциация с этим словом именно в таком духе.

Характерная реплика: «Смысл простой и понятный [в некой обсуждаемой в комментариях у автора реплики статье] "мальчики - держитесь подальше от всяких гуру, которые теплым коллективом завлекают - прожуют и выплюнут на помойку" (что с "каравеллой" известная давно проблема).

У Крапивина совершенно очевидная секта-лайт. Чисто технологически - "мы vs они" "мы не такие как все" "вокруг ужасный злой мир" etc. Неполживость конечно и "блааародные ценности"».

А ведь это удивительно перекликается с подходом вышеупомянутого Дворкина — если почитать его классификатор, то в секты попадает вообще всё что движется и шевелится. А точнее, всё что имеет склонность к самоорганизации и собранию более двух. Улавливаете намёк и прицел?

И это меня навело на мысль, что по сути за боязнью сект стоит не столько страх вляпаться во что-то этакое нехорошее, где вход рупь, а выход — два, а более всего страх мещанина перед вообще любой организацией, перед любым осмысленным коллективом. Там ведь надо бывает и на самолюбие себе наступить иной раз — а то и вовсе тебе наступят, немного гордыне фитилёк прикрутить, козлом не быть, вообще как-то соотносить себя с другими людьми. Хочешь чтобы к тебе по-человечески — и ты тоже будь с людьми по-человечески. А нас зачастую сама мысль о каком-то не то что самообуздании, а просто о хоть какой-то дисциплине приводит в ярость — опять таки реакция на условия отчуждённого мира, где все всем враги и каждый постоянно находится в униженном положении и постоянно испытывает страх быть ещё более униженным.

А ведь это имеет и политическое измерение — сегодня мальчики играют в мушкетёров, завтра они вырастут и могут начать вовсе не играться, а вполне всерьёз собираться больше двух и самоорганизовываться для решения каких-то больших и застарелых проблем этого мира. Это уже вопрос не просто конкурентного преимущества одной из религиозно-торговых корпораций, это уже задевает общеклассовые интересы власть предержащих. И тогда всякие Дворкины весьма в жилу — а давайте-ка поэксплуатируем обывательские страхи и комплексы себе на пользу, чтобы тот зашуганный обыватель думать боялся с кем-то объединяться. Он и так-то атомизирован до предела, а если ему ещё и во все дыры лить про то что соединяться для чего-то кроме бабла срубить или водки бухнуть — это ужас-ужас, то можно рассчитывать на то что оный и думать вообще забудет как на одном рельсе с кем-то присесть, не то что там совместно странного желать.

При этом замечу, что в любом коллективе, в практически любой тусовке даже, есть свои стадии развития, свои приливы и отливы, моменты рождения — и смерти коллектива, свои какие-то отношения, часто есть свои авторитеты, отцы-основатели и старожилы — хранители традиции, седомудые баяны, которые «помнят как всё начиналось и было впервые и вновь», есть свои новички и свои пришедшие после основания, но которые давно в теме крепкие середнячки, более того, есть свои «партии» и своя оппозиция — и всё такое прочее. При сколько-то обширном и долгоживущем движе обязательно происходит какая-то ротация, смена поколений. И обязательно есть свои «семейные отношения» — далеко не всегда гладкие. И когда благостность оных почему-либо нарушается, часто кто-нибудь уходит, громко хлопая дверью, а заодно вынося сор из избы за порог. При этом понять тонкости ситуации как правило может только человек изнутри, тот самый, который в теме. Но вот в этот момент те, кто снаружи, как правило собственно и узнают о том, что там внутри что-то происходит — а то и вообще только и осознают, что имеет место быть некий коллектив, и это и создаёт некую публичную картину. Даже если ложечки потом найдутся, осадочек останется.

Понятно, что в момент склоки такой коллектив часто выглядит не особенно красиво. Но делать выводы о нём может оказаться слишком преждевременно — ну как в семьях бывает, что может быть это дедушка старый авторитарный козёл, который давит всех своим патриархальным авторитетом, а может это как раз внученька слишком много о себе воображает и вообще поведения весьма легкомысленного, а может оба хороши. Может быть там действительно культ личности основателя процветает и всех палками и розгами строят, а может быть вовсе и несколько иное — допустим тот отец-основатель действительно специалист в неких темах, лучше которого просто нет и ему делегированы на этом основании некие полномочия — может быть даже и вообще невербально, как бы само собой, по умолчанию, по факту самого исполнения обязанностей, которые начали исполняться ещё до того, как появилось нечто — которые никто не оспаривает, потому что иначе просто некому, но со стороны это будет выглядеть как узурпация. И вариантов подобного множество множеств.

Стоит отметить, что в таких ситуациях часто имеется склонность выдавать частное за общее: скажем, некие личные отношения кого-либо из членов коллектива выставляют как некую общую, а то и обязательную практику. И таким образом, скажем, личная ссора вдруг оказывается «срыванием покровов»: а вот они там на самом деле чем занимаются!

Вот кстати, интересный момент: «прожуют и выплюнут на помойку». Это на самом деле довольно частый мотив в такого рода обсуждениях неких коллективов: некто, со всем энтузиазмом принимавший участие в деятельности, вдруг оказывается за бортом, начинает чувствовать себя брошенным и покинутым. У этого тоже может быть разная подоплёка: скажем, действительно, кого-то цинично использовали, пока был нужен — всё хорошо, как перестал удовлетворять неким критериям — до свидания. Но может быть и что просто это связано с самим жизненным циклом данного рода деятельности. Мне в связи с этим как своего рода хрестоматийный вспоминается пример из кинематографии: в биографиях режиссёра Динары Асановой часто упоминается, что после съёмок фильма «Ключ без права передачи» не у всех юных актёров фильма удачно сложилась судьба, один парень просто самоубился. Обычно это подаётся как некая загадка, какого-то тумана напускается, хотя из интервью с участниками съёмок вырисовывается примерно такая картина: съёмки происходили очень увлечённо, возникла очень тёплая и дружеская атмосфера, как сказал бы Анлазз — возник локус низкоотчуждённого труда, всё это было вне грубой прозы жизни, выходило за круг обыденной рутины и банальности, люди простой кайфовали. Но фильм был закончен — и тут наступила реакция: у режиссёра следует дальнейшая работа, проект завершён, и коллектив естественным образом распадается. И получается, что кто-то оказывается за бортом, уже вне этого чудесного мира творчества, близкого и интересного общения, взаимной теплоты и приязни, да и такой забавной киношной суеты со всеми её атрибутами перманентного хаоса и планомерного бардака. И вне общего дела, вне достижения общей цели. Кто-то ухитрился таки в этом мире кино — и кстати, с Динарой — остаться, а кто-то не перенёс такого удара, такого контраста от возвращения в обыденность с её обычной нормой отчуждения. Можно ли тут говорить что попользовались и выкинули?

А вот тут мы уже приходим к тому, что это касается не только самого коллектива, но и общества в целом, какие условия общественной окружающей среды — это уже вопрос не — как в данном случае — к режиссёру, а к этому окружению, почему в нём не нашлось других таких же низкоотчуждённых занятий, что вот только это было светом в окошке?

Вот, кстати, вспомним «Туманность Андромеды»: там такой ситуации не могло бы возникнуть в принципе, потому что любому человеку доступна любая деятельность, скажем, Веда Конг между делом, практически походя снимается в детском фильме — и нисколько по этому поводу не парится, что, дескать, мало — она археолог и немножко актриса и певица и у неё нет проблемы последнего шанса, что вот, не вскочишь на этот паровоз — и всё, а, скажем Чара Нанди — много танцовщица и немного биолог, и тоже совершенно не парится — потому что чем бы они ни занялись, они всегда в этой атмосфере тепла, любви и «низкоотчуждённого труда». Может быть первейшей кинозвездой ты не станешь, но торчать до посинения на съёмочной площадке никто не помешает. Ну, кроме может врачей. Заодно может окажется, что это и не обязательно, есть множество других дел в этом мире, в которых можно реализоваться, и даже больше, чем здесь.

Но нам предлагается такими тонкостями не озабочиваться. Главное, что обращает внимание: игнорируется начисто цель, задачи и смыслы существования коллектива, зачем и для чего он нужен, чего добивается. Вместо этого берутся второстепенные и неопределяющие признаки — причём основанные на сомнительной истинности фактах — и делается некий вывод. Это как судить об убеждениях по цвету волос: раз блондин — точно фашист.

Цели, цели, цели. Можно сказать, что инструмент достижения цели недостаточно хорош, или поломался в процессе, надо переделать. Но нам так не говорят, нас вообще стращают самой идеей применения инструмента — не дай бог возьмёшься, конец света будет.

«"мы vs они" "мы не такие как все" "вокруг ужасный злой мир" etc» — а ведь тоже самое можно написать, например, про народовольцев. Или про РСДРП. Или ещё кого в этом духе. Так громко расписаться в собственном конформизме — это надо уметь. Ведь крапивинские мальчики, насколько я понимаю проблематику — это плод авторского художественного исследования отроческой психологии, и именно психологии детей, которые ведь сформировались как раз в ужасном злом мире вокруг и — главное — пытаются этому злу как-то противостоять, как минимум не дать себя перемолоть, уничтожить как личности и разумные существа. Если мы продолжим эту логику, то противостоять можно только объединяясь, и не просто чтобы стоять против и обороняться, а ради изменения этого мира, чтобы он перестал быть ужасным и злым. И пардон, таких людей действительно сложно описать иначе, чем «не такие как все». И врядли это можно описать иначе, как в терминах «мы против них». И если это вызывает чьё-то неудовольствие — значит его неудовольствие вызывает необходимость самой борьбы. Ведь оно основново на единственном неявном утверждении: что таковое противостояние иллюзорно, его выдумывают, его на самом деле нет, нет никакого злого мира вокруг. А что, вокруг есть добрый мир? Покажите мне его.

Короче, думаю, мораль сией басни ясна: за опасением «сект» стоит опасение того что люди могут объединиться для борьбы.

Между прочим: а сколько раз «ефремовцев» объявляли сектой — не сосчитать. Хотя даже чисто формально сложно присобачить: всё-таки у секты должна быть какая-то более или менее вменяемая организационная структура, причём не в лозунгах, а в реальной хозяйственной деятельности — секта вообще-то самоокупаемое предприятие, иметь какого-то авторитарного лидера (ну, коли у нас по умолчанию все секты «тоталитарные») — который между прочим не только паству трахает прямо и переносно, но и в том числе распоряжается этой самой хозяйственной деятельностью — что на самом деле и является его основной деятельностью, и смыслом существования секты. И, наконец, иметь эту самую паству — которую имеют не только сексуально, но и финансово, в крайнем случае в виде хозработ. Где, где все эти ништяки?! Я уже хочу вкусить столь сладостных плодов и заверить личной печатью десяток-другой новоиспечённых молоденьких прихожанок-неофиток. На роль лидера я не претендую, но в аксакалы точно гожусь.

Но убеждать идиотов бесполезно. Поэтому — пускай секта. Вы так говорите, как будто это что-то плохое.



источник - alex_dragon 
[2 ссылок 54 комментариев 2000 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: alex_dragon
Subscribe
promo topbloger november 1, 2020 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments