Самые обсуждаемые темы (topbloger) wrote,
Самые обсуждаемые темы
topbloger

Categories:

Как мы пытались купить дом -- часть одиннадцатая из многих

На следующий день я должна была встретиться с мастером на все руки. Наша встреча была назначена на половину второго, потому я невероятно быстро покормила девицу, быстро пообедала, не успев ничего убрать, оставила их всех за столом и убежала. Я люблю приходить раньше минут на десять, а лучше на пятнадцать. Я очень не люблю когда кому-то приходится меня ждать, самой же подождать мне не сложно. Я спокойно шла, зная, что у меня в запасе еще двадцать минут, как зазвонил телефон. Звонил мастер.

-- Здравствуйте, -- приветливо начал он, я же немедленно подумала, что он скажет, что опаздывает, -- вы в дороге?
-- Да, -- ответила я и, на всякий случай добавила, -- но я могу подождать, если нужно.
-- Да нет, -- засмеялся он, -- я уже здесь, потому хотел узнать когда вы здесь будете.
-- Буквально через три минуты, -- быстро пробормотала я и начала бежать что есть мочи.

Я добежала за три минуты, запыхавшаяся, в маске, растрепанная -- я выглядела как сумасшедшая, как есть, местная сумасшедшая. А ведь оделась красиво, причесалась. В этот карантин -- даже такой выход, тоже выход.

Он стоял метрах в ста от дома, прямо на углу. Он там был один и радостно махал мне рукой.

-- Простите, -- начала оправдываться я, -- мне казалось, что мы договорились на половину второго, но может я перепутала, -- я легко взяла вину на себя.
-- Нет-нет, -- рассмеялся он, -- ничего вы не перепутали. Просто я всегда люблю приходить гораздо раньше. Очень не люблю, знаете ли, когда меня приходится ждать. -- он опять рассмеялся, а мне стало хорошо и легко. Он был большой -- высокий, плотный, круглое лицо, добрые с бесенятами глаза. Он был весь какой-то невероятно уютный, как огромный плюшевый мишка.

-- Ну, давайте пойдем к дому, -- полувопросительно, полу-утвердительно обратился он ко мне.
-- Давайте, -- согласилась я. Я вдруг вспомнила, что Ыкл говорил взять с собой отчет структурного инженера: показать и посоветоваться. Но я так торопилась, что совершенно о нем забыла. Ничего, думала я, буду пытаться вспоминать по пунктам.
-- Вы знаете, -- ворвался он в мои мысли, -- я пока вас ждал оглядел дом снаружи. Не знаю знаете вы или нет, но тут срочно надо менять все сливные желоба на крыше и половину черепицы. Вы простите, если я лезу не в свое дело, просто я по привычке смотрю на всё. Ну, если я уже всё равно пришел, -- добавил он и улыбнулся.
-- Я знаю, -- вздохнула я и подумала, что если он и всё остальное так же, за две минуты определит, то надо было его вызывать, а не структурного инженера за какие-то несусветные деньги. Не успела я додумать эту мысль, как он начал говорить
-- Есть еще несколько вещей, если мы уже говорим о доме снаружи, -- он подозвал меня к стене бывшего гаража, ныне комнаты, про которую в отчете было написано, что в ней избыточная влажность. К словам были приложены фотографии показаний счетчика, -- вот здесь, посмотрите на эту стену, видите? -- он показывал на стену, ожидая что я увижу, но я не понимала что конкретно я должна увидеть.
-- Не вижу, -- честно призналась я.
-- Ну вот смотрите, вот здесь, -- он указал на среднюю часть стены, -- цвет существенно отличается от низа. А это значит, -- продолжал он, -- что там огромная поднимающаяся из почвы влажность. Тут, -- он присел на корточки, пощупал стену, постучал по ней кулаком, попробовал на вкус облицовку, -- скорее всего, проблемы с фундаментом. Да и, -- он встал, постучал еще по нескольким местам, понюхал, -- с облицовкой тут тоже, простите, большие проблемы, -- всё это он говорил стоя ко мне спиной, совершенно на меня не смотря, но вдруг будто очнулся, -- ох, простите, я, наверное, увлекся. Это моя работа, -- смущенно посмотрел он в пол, -- я ее очень люблю.

Он мне невероятно понравился, невероятно. Я сразу поняла, что как он скажет, так я и буду делать.

Мы позвонили в дверь. Мы стояли молча и ждали когда нам откроют. Мы зашли, поздоровались и сняли обувь. Я смотрела на этот дом теперь совершенно другими глазами. Я уже не понимала нравится он мне или нет, я не понимала почему я вообще сделала предложение, я не понимала для чего я вообще в это влезла, в этот момент я, кажется, не понимала ничего. Я понимала одно -- это какое-то затмение, это всё потому, что за день до этого я не смогла купить дом, а мне невероятно хотелось. Мне так хотелось, что я ринулась в пропасть, не думая есть у меня парашют или нет. И я до сих пор всё летела и летела, а конца и края всё не было и не было.

-- Давайте начнем с электричества, -- предложил мастер. Я кивнула. Он обернулся к хозяину, -- покажите мне, пожалуйста, если не сложно, распределительный щит, -- в этот момент я поняла, что я никогда не видела этого самого щита в этом доме и даже не представляю где он находится. Я думала, исходя из опыта, что он находится в каком-то шкафчике под лестницей или в кладовке, но я ошибалась. Хозяин подошел к большому зеркалу, висящему на стене в коридоре, снял его и там, в нише, находился распределительный щит. Он был совсем не таким, к каким я привыкла за много лет. Он напоминал старые советские щиты, из какой-то другой, давно, казалось, забытой жизни -- большой, черный, круглый, посреди крутилась пластинка, он выглядел каким-то страшным монстром. Из него торчали во все стороны толстые грязные провода и выглядело это устрашающе. Мастер посмотрел на щит, потрогал провода, обернулся к ближайшему выключателю, потом посмотрел на стены вокруг. Вдруг торжествующе поднял указательный палец, и подозвал меня, -- смотрите, -- показывал он мне на что-то на стене, что выглядело как прямая выпуклая линия, тянущаяся от выключателя вверх сантиметров на сорок, -- видите вот эту дорожку? -- теперь я ее отчетливо видела, хотя понимала, что если бы он не обратил на нее мое внимание, я бы никогда ее не заметила, -- вот это след попытки точечной починки проводки, здесь вскрывали стену и шли за проводом, а потом шпаклевали и красили, но сделали плохо и то, и другое, следует отметить, -- начал он. После вернулся к щиту, еще раз внимательно посмотрел, наклонился, приложил ухо к розетке, послушал и встал, -- здесь, вне всякого сомнения, надо менять всю проводку, -- вынес он свой вердикт.

-- Но мы здесь прекрасно живем, -- сердито обратился к нему хозяин.
-- Хорошо вам, -- не обращая никакого внимание на его сердитость, сообщил мастер.
-- Мисс, -- обратился ко мне хозяин, -- вот как вам не стыдно, а?
-- Мне? -- я подняла на него взгляд. Он стоял, сердито надув губы и топал ногой.
-- Да, вам, именно вам, -- продолжал он чуть менее сердито, но укоризненно, -- приводите сюда каких-то дружков, что-то болтаете о нас. И всё для чего? Чтобы получить с нас еще денег?! Вам самой не стыдно, а? Мы к вам, -- продолжал он, не давая мне вставить слова, -- со всей душой, мы вам дом показали, скидку сделали, мы вам всё объяснили: про то, что нам строиться надо, что нам ремонт делать надо, что мы никак не можем уступить, так как у нас всё рассчитано до копейки, просто до копейки, -- он распалялся всё больше и больше, а я всеми силами старалась сдерживаться, хотя мне казалось, что еще одно слово и я такое ему тут покажу, такое!
-- Мне не стыдно, -- отчеканила я, -- и меня, простите, волнует мое финансовое положение, а не ваше. Давайте, -- сердито продолжала я, -- каждый из нас будет самостоятельно разбираться с собственным финансовым положением, ладно?
-- Не ладно, -- посмотрел он на меня так, что мне начало казаться, что он сейчас прожжет во мне дырки в прямом смысле, -- неужели, мисс, это всё из-за холодильника?! Неужели, -- он снизил тон и начал говорить словно клянчить, -- вы такая мелочная, что не можете купить себе свои электроприборы?! То есть, вы теперь нам гадите из-за какого-то жалкого холодильника?

Я начала закипать. Мастер стоял, молчал, оценивал ситуацию. Я начала было открывать рот, как он схватил меня за руку, посмотрел грозно на хозяина и отчеканил

-- Значит так, дорогие господа и дамы, я не за тем сюда пришел, чтобы слушать ваши склоки. Хотите ругаться -- пожалуйста, сколько угодно, но без меня. Я, -- обратился он к хозяину, -- эту леди впервые вижу, она меня вызвала, чтобы получить мое экспертное мнение, которое я ей и только ей высказываю. До сих пор понятно? -- он говорил внезапно так строго и страшно, что мне стало не по себе. Он перестал быть похожим на плюшевую игрушку, но стал напоминать разъяренного медведя. Хозяин внезапно сник и кивнул, -- это хорошо, что понятно, -- продолжал мастер, не меняя тона, -- переходим к следующему пункту. Поскольку это ваш дом, я не буду вас выгонять во время беседы с этой леди, можете, если хотите, продолжать стоять там, где стоите, но я разговариваю с ней, а не с вами. Если вам тоже нужно мое мнение, никаких проблем, можно договориться, если у меня будут время и силы я к вам зайду и выскажу его вам. И тогда оно будет только для вас, -- он замолчал и сделал паузу. Хозяин стоял молча и смотрел в пол. Молодой мужчина, лет тридцати пяти, немного рыхлый, выглядящий немного ленивым. Ничего особенного и запоминающегося, -- вот и хорошо, -- вернулся мастер в образ плюшевого мишки, -- будем считать, что мы договорились.

-- Что у нас дальше по плану? -- обернулся он ко мне.
-- Ванная, расширение окна и забор с сараем в саду, -- коротко и по делу отвечала ему я.
-- Простите, -- он обернулся к хозяину и обезоруживающе улыбнулся, -- скажите, пожалуйста, как вам будет удобнее: мы можем начать просмотр с ванной и окна, а потом сад, а можем наоборот, -- он улыбнулся еще раз.
-- Не имеет значения, -- буркнул хозяин и зашел в гостиную, показывая, что разговор закончен.

Мы пошли наверх. Мы поднимались по лестнице, вернее, я просто поднималась по лестнице, а мастер вдруг останавливался на ступеньке, спускался на ступеньку вниз, потом опять поднимался наверх, он наступал на ступеньку, потом поднимал ногу, потом медленно ее опускал, на что-то давил и так много раз. Всё это выглядело как невероятно странный танец, отдаленно напоминающий танцы шаманов -- если бы в тот момент у него в руках оказался бубен, а вместо добротных джинсов набедренная повязка, я бы нисколько не удивилась. Он танцевал этот танец почти на каждой ступеньке. Пока он танцевал свой странный танец, я осматривалась -- я была здесь всего два раза, это был третий. Я внезапно поняла (как я на это не обратила внимание раньше, идиотка, как есть идиотка, думала я), что потолок надо мной не прямой, а скошенный, прямо как у нас. Но у нас он был таким, так как над лестницей первого этажа находилась лестница на второй этаж -- в переделанный чердак. Но тут чердак переделан не был и никакой лестницы не было. Что за чертовщина, думала я, пытаясь понять. Он, наконец, поднялся по лестнице и вторгся в мои мысли.

-- Простите, конечно, вы меня этого не спрашивали, и это совсем не мое дело, но лестницу тут тоже надо менять. В смысле, -- он начал медленное объяснение, -- не разрушить и строить заново, но оторвать все покрытия, убрать существующий настил, выровнять ступени, постелить новый деревянный настил, и только потом новое покрытие. Нет, -- продолжал он задумчиво, -- можно, наверное, вернуть то же самое покрытие, но, -- он брезгливо сморщился, -- лично я бы этого делать не стал. Вот это, -- он присел на корточки, потер рукой ковер, -- не ковер, это что угодно, но не ковер. Он встал, достал мокрую салфетку и вытер руки, после повернулся ко мне, -- вы же не они, -- вздохнул он, -- вы же не будете жить с такими коврами, -- помолчал и добавил, -- я надеюсь.

Я стояла и думала о том, что я заплатила что-то несусветное структурному инженеру за то, что он мне, буквально слово в слово, говорил прямо сейчас, в течение первых же пяти минут. И он категорически не хотел брать денег. Мне было стыдно, мне было невероятно стыдно.

Мы стояли на крошечной лестничной площадке первого этажа. Он осмотрел площадку, потом посмотрел под лестницу на скошенный потолок, потом снова на крохотную площадку, пожевал губами, заглянул в самую маленькую спальню прямо рядом с лестницей. В этой самой спальне находился глубокий встроенный шкаф -- невероятно странный. Полки в нем напоминали скорее лестницу, чем шкаф, да и глубина их для шкафа была несколько великовата. Я всё это видела, конечно, но ни о чем тогда не думала.

-- А вы, случайно, -- обернулся он ко мне, -- не собираетесь строить люкарну?
-- Собираемся, -- оторопела я. Он словно читал мои мысли. Вот уж действительно волшебник.
-- Охо-хо, -- вздохнул он, -- охо-хо, -- он качал головой и всё крутился на этой, ставшей по сравнению с ним совсем крохотной, площадке, и что-то высматривал, -- понимаете в чем дело, -- медленно начал он, -- я не знаю что и кто тут намудрил, но дело в том, что вот этот шкаф, это уже заготовка для лестницы на чердак, а вот эта спальня, она, как только вы перестроите чердак, сразу же превратится в лестничную площадку, так как больше здесь нигде нет места для лестницы, вообще нигде. Разве что, -- он опять осмотрел площадку и потолок, -- вы построите тут посреди крутую спиральную лестницу. Я пытаюсь вам сказать, -- продолжал он, -- что если вы покупаете этот дом из расчета, что в нем три спальни, а вы добавите еще одну, то мне придется вас огорчить: как только вы сделаете чердак, это перестанет быть спальней. Ну, или останется такой хитрой комнатой из которой поднимаются в другую комнату. Или, -- продолжал он сам с собой, -- будет, как я уже и сказал, крутая спиральная лестница посреди площадки. Но тогда вы не сможете продавать этот дом как дом с четырьмя спальнями, так как этой лестницей, к примеру, детям, скорее всего, будет пользоваться невозможно.

Я стояла оторопев. Я больше не понимала для чего продолжать осмотр. Если идея с чердаком в данном доме не может быть реализована, то нам нет никакого смысла покупать этот дом -- хоть с проводкой, хоть без. Но я уже потратила столько сил. И он уже пришел. Я прекратила обо всем этом думать, отложив все подобные думы на потом, после просмотра. Мы зашли в самую большую спальню -- ту, в которой я планировала разместить чадо и дитя. Когда он вошел в спальню, я вдруг поняла, что она крохотная, совсем крохотная. Он с трудом протиснулся между кроватью и шкафом и подошел к окну. Мы долго обсуждали каким образом можно расширить это окно, он внимательно слушал мои предложения -- их было много, к тому времени я стала специалистом по расширению окон куда угодно. Я знала, к примеру, каким должно быть минимальное расстояние от пола до окна если пытаться расширять окно вниз, а это было самым простым расширением, я знала что необходимо если расширять окно в сторону, как менять радиатор в случае расширения, сколько этот самый радиатор стоит. Я знала очень много. Я уже месяц вплотную занималась составлением всех на свете смет. Он уважительно слушал, после начал объяснять что конкретно можно сделать в этом случае. Выглянул в окно, посмотрел вниз -- на крышу пристроенной кухни.

-- Тут никак невозможно расширить вниз, никак, -- вынес он свой вердикт, -- понимаете, они как-то странно сделали крышу кухни, слишком высоко, потому такое расширение не представляется возможным. Но зато, -- он посмотрел еще раз в окно, свесился, постучал с обратной стороны окна по стене, что-то потрогал, -- вот в эту сторону его, несомненно, можно расширить. Но это, простите, -- он сочувственно посмотрел на меня, -- очень дорогой проект. Очень.

Он назвал цену расширения и приблизительную цену окна такого размера. Хорошего окна, такого, как я хотела. Всё вместе получилось около процента от стоимости цены дома.

-- Ну ладно, -- начал он протискиваться обратно, -- давайте смотреть ванную.

Мы выходили из спальни, как он вдруг остановился рядом с выключателем и подозвал меня

-- Видите, вот еще одна дорожка, -- показал он мне на похожую выпуклую линию, -- здесь тоже шли за проводом и пытались точечно починить, -- он вздохнул и добавил, -- и, как мне кажется, плохо это делали. И шпаклевали потом плохо, -- он водил пальцем по дорожке, -- и красили кое как. Ладно, -- тряхнул он головой, -- с этим всё ясно. Теперь -- ванная.

Мы зашли в ванную, он спросил на что я хочу узнать цену.

-- На всё, -- сказала я, -- давайте так. Я хочу узнать сколько будет стоить, без стоимости материалов, которые я куплю сама, всё отсюда убрать, всё отодрать, передвинуть туалет вот сюда, вот здесь поставить ванну, а вот здесь умывальник.
-- Понял, -- кивнул он и начал осматриваться. Внезапно поднял взгляд к потолку и постучал, -- а вы тоже хотите кафель на потолке? -- честно говоря, это был первый раз, когда я заметила, что на потолке кафель. Для чего он там, пронеслось в мыслях.
-- Не знаю, -- осторожно сказала я, -- а надо?
-- Ну, вы как хотите, но лично я, конечно же, не стал бы клеить кафель на потолок. Я уже не говорю о том, что это, как минимум, -- он выразительно посмотрел на меня и смущенно улыбнулся, -- старомодно, но к тому же это совершенно не нужно. Разве что, -- она замолчал и начать стучать по плиткам потолка. Он стучал по одной, потом по следующей, возвращался к предыдущей. Он то стучал, то давил, потом стучал опять. Теперь он танцевал, но только пальцами. Однако танец продолжал быть таким же странным, -- не хочу вас расстраивать, -- посмотрел он на меня, -- но тут, кажется, кафель не просто так. Сдается мне, -- вздохнул он, -- тут гниет потолок. И они, -- он опять поморщился, -- вместо того, чтобы нормально починить, решили проблему точечно, наляпали кафеля и всё. Как будто, -- вздохнул он опять, -- если его не видно, это значит, что он больше не гниет. В общем, когда и если я буду вам это делать, я починю, конечно же, насколько возможно. В общем, -- он осмотрел крошечную ванную еще раз, -- если не будет приключений с передвижением унитаза, то стоить это будет, -- он назвал весьма и весьма милосердную сумму. Намного более милосердную, чем все предложения, которые я получила до этого, опубликовав объявление на сайте мастеров. Тогда я пыталась понять цену. -- Но я вам скажу более точно когда мы выйдем в сад, там мне надо на одну штуку посмотреть и я тогда вам точно скажу, до плюс минус пяти процентов.

Мы закончили осмотр второго этажа и пошли вниз. Вышли на кухню, где хозяин любезно протянул нам тапочки -- наденьте, пожалуйста, не босыми же в сад идти. Мы поблагодарили и надели.

Мы вышли в сад, в котором он должен был посмотреть на забор, сарай и ту самую штуку и оценить фронт работ. Он долго охал и ходил вдоль забора

-- Слушайте, это просто невероятно, они что, -- возмущался он, -- вообще за домом не ухаживали? Ужас какой, -- морщился он опять и опять, -- значит так, давайте вначале я посмотрю ту штуку, связанную с ванной, а потом мы продолжим.

Мы стояли на возвышении он смотрел на стену дома. Всё смотрел и смотрел, потом внезапно расхохотался. От души.

-- Этот унитаз, простите, передвинуть невозможно, -- сказал он, отсмеявшись.
-- Как невозможно? Почему? -- растерялась я. Мы никак не можем без ванны, у нас маленькие дети, не могу же я приказать девице купаться в душе, -- подождите, -- нервно смеясь, продолжала я, -- если я что и понимаю в жизни, так это то, что не бывает ничего невозможного, вопрос только
-- В цене! -- подхватил он и опять рассмеялся. Где-то я такой смех уже слышала. Именно так смеялся электрик.
-- Так значит, возможно? -- обрадовалась я.
-- Ну... -- протянул он серьезно, -- всё на свете возможно, конечно, тут я с вами, как никто, согласен. Вы серьезно спрашиваете сколько это будет стоить? -- он пожевал губами, подумал, обернулся ко мне, -- около пятидесяти тысяч, может, если повезет, сорок пять, но никак не меньше.
-- Сколько? -- мне показалось, что я ослышалась. Такого не бывает, как такое вообще может быть?
-- Объясняю, -- он перестал смеяться, подозвал меня к себе и стал показывать, -- видите вон ту черную трубу, вон, идет с верхнего этажа, видите? -- действительно, с верхнего этажа вниз шла черная труба, -- это труба унитаза. Так вот, я не знаю кто им делал эту кухню, -- он рассмеялся опять, -- то ли идиот, то ли враг, то ли пьяный сосед, но они пропустили трубу от унитаза с верхнего этажа вниз через крышу кухни, видите? -- я посмотрела внимательно. И действительно, виднелась только верхняя часть трубы, а остальную трубу, почему-то, не было видно, -- ну и вот, -- продолжал он, -- если вы хотите передвинуть унитаз, то крышу кухни надо полностью разобрать, освободить трубу, вывести ее, как и положено, через боковую стену и после этого, пожалуйста, вопрос пяти минут и трех рублей и унитаз будет передвинут. А после этого, естественно, надо будет построить новую крышу для кухни и сделать соответствующий ремонт. Понимаете? -- он отвернулся и опять захохотал.

Мы стояли в саду, наш просмотр еще не закончился, а мне уже казалось, что я нахожусь в какой-то нелепой комедии положений. Где были мои глаза?! О чем я вообще думала?!


источник - inkogniton 
[1 ссылок 124 комментариев 5450 посещений]
читать полный текст со всеми комментариями
Tags: inkogniton
Subscribe

promo topbloger november 1, 19:44 233
Buy for 50 tokens
Привет! В моем блоге автоматически топботом собираются все самые интересные темы блогосферы. Более полно посмотреть все интересные посты блогосферы вы можете на сайте t30p.ru. Узнать какие из ваших постов попадали в ТОП 30 можно на сайте topbloger.ru. Подписаться на чтение самых…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments